. © 

В Грузии набирает обороты скандал вокруг дела о помиловании заключенных

Следователи прокуратуры Грузии не обнаружили в телефоне экс-главы Госкомиссии по помилованию заключенных Алеко Элисашвили смс-сообщений, содержащих угрозы со стороны представителей власти, заявил представитель ведомства Кока Кацитадзе.

Уголовное дело по делу об оказании влияния в связи с помилованием заключенных было возбуждено после допроса экс-председателя комиссии Алеко Элисашвили, который сообщил, что в 2013 — 2014 годах информировал соответствующие ведомства о давлении на комиссию со стороны политиков, а также о фактах коррупции. О давлении на госкомиссию сообщил и нынешний председатель — Звиад Коридзе.

«В рамках текущего следствия в Главной прокуратуре, 14 декабря 2015 года в качестве свидетеля дополнительно был допрошен Александр Элисашвили, который предоставил следствию тот мобильный телефон, в котором, по его словам, должны были быть короткие текстовые сообщения, высланные конкретными высокопоставленными лицами. Хочу заявить, что состоялся осмотр мобильного телефона в присутствии Александра Элисашвили, и в нем не было обнаружено коротких текстовых сообщений высокопоставленных лиц, на которых он указал», — заявил журналистам Кацитадзе.

После допроса Элисашвили, ныне депутат горсовета (сакребуло) Тбилиси, дал согласие на проведение дополнительной компьютерно-технической экспертизы телефона, добавил представитель прокуратуры.

В рамках данного дела прокуратура также допросила заместителя Главного прокурора Грузии Георгия Гогадзе, который, по словам Алеко Элисашвили, еще полтора года назад знал о коррупционных сделках. Однако сам Гогадзе данный факт отрицает.

Ранее в связи с уголовным делом о госкомиссии по помилованию были допрошены вице-спикер парламента Грузии Манана Кобахидзе и глава комитета по правам человека Эка Беселия.

По информации грузинской газеты «Квирис палитра», Манана Кобахидзе и Эка Беселия просили Элисашвили «сдвинуть с места» дело Анастасии Зауташвили, которая отбывает наказание по т.н. «кокаиновому делу» 2010 года. По этому делу осуждены еще четверо граждан Грузии.

По данным газеты «Квирис палитра», главный фигурант т.н. «кокаинового дела» Нугзар Бочоришвили хотел включить Анастасию Зауташвили в список политзаключенных, который парламент Грузии утвердил в 2012 году. Для этого он связался с Кобахидзе и Беселия. По информации газеты, именно им были предложено 200 000 лари за попадание обвиняемых по т.н. кокаиновому делу в список помилованных. Однако Ираклий Гарибашвили, который в то время возглавлял МВД Грузии, был категорически против.

В ходе следствия по «кокаиновому делу» было установлено, что проживающий в Испании гражданин Греции Нугзар Бочоришвили отправлял в Грузию металлолом, в котором хранился кокаин, на имя Романа Мусемиани.

По решению суда фигуранты т.н. «кокаинового дела» Анастасия Зауташвили, Мевлуд Сванидзе, Роман Мусемиани, Георгий Чечелашвили и Тенгиз Гурчиани приговорены к 30 годам заключения. Нугзар Бочоришвили был приговорен к бессрочному заключению.

Однако после смены власти в Грузии в 2012 году на основе закона «Об амнистии» срок заключения Зауташвили сократился до 12 лет.

Манана Кобахидзе была адвокатом задержанных по «кокаиновому делу» в 2010 году, Беселия в тот период также занималась адвокатской деятельностью.

Заочно обвиняемый по т.н. «кокаиновому делу» Нугзар Бочоришвили утверждает, что он не платил кому-либо деньги за включение Анастасии Зауташвили в список помилованных или амнистированных. Так в эфире телекомпании «Иберия» ответил Бочоришвили на обвинения в том, что он заплатил 200 000 лари депутатам Эке Беселия и Манане Кобахидзе для помилования обвиняемой Анастасии Зауташвили.

 «Трудно найти черного кота в темной комнате, особенно, если его там нет. Это глупость, высосанная из пальца информация. Я никому никаких денег не платил», — заявил Бочоришвили.

Он также ответил на обвинения журналистки Элисо Киладзе и призвал говорить только о фактах. «Если она может показать какой-нибудь документ или запись, как я предлагаю или даю кому-нибудь деньги, то я приму обвинение и отвечу, но такого просто нет в природе. Что касается включения в список политзаключенных, когда человека лишают права на справедливый суд, в этой стране люди считаются политическими заключенными. Это неудивительно, если мы хотели когда-нибудь попасть в список политзаключенных. К сожалению, мы не попали, но деньги в этом не фигурировали», — отметил Бочоришвили.