. © 

Иванишвили уверен, что президент Нацбанка Грузии причастен к делу о Cartu Bank

Экс-премьер Грузии, миллиардер и основатель политической коалиции «Грузинская мечта» Бидзина Иванишвили считает, что президент Национального банка Грузии Георгий Кадагидзе является причастным к незаконным действиям в отношение Cartu Bank.

МВД Грузии в середине декабря 2012 года заявило о раскрытии преступной схемы с участием высших должностных лиц — представителей исполнительной и законодательной власти по банкротству Cartu Bank с целью расправы с Иванишвили во время его пребывания в оппозиции. Одним из обвиняемых по делу является экс-министр юстиции Грузии Зураб Адеишвили, который в данный момент находится в розыске.

«Президент Национального банка внес свою лепту в связи с незаконными действиями в отношении Cartu Bank, но я не делал об этом заявлений, чем Нодар Джавахишвли (бывший гендиректор банка) был недоволен», — заявил Иванишвили.

При этом он отметил, что кому угодно может простить личную обиду, «но на общее дело я не могу закрыть глаза».

Георгий Кадагидзе возглавляет Национальный банк Грузии с февраля 2009 года.

По делу о банкротстве Cartu Bank были задержаны бывший начальник департамента аудита службы доходов министерства финансов Роман Чхенкели, бывший руководитель службы доходов Джамбул Эбаноидзе, бывший начальник управления департамента аудита службы Мамука Лашхиа, бывший заместитель начальника главного управления службы Отар Агладзе, бывший руководитель национального бюро исполнения министерства юстиции Никанор Мелия и экс-губернатор Мцхета-Мтианети Цезар Чочели.

По информации МВД, схема состояла из нескольких этапов. В частности, были разработаны и приняты парламентом законодательные изменения, предоставлявшие государству право продавать с аукциона имущество юридических лиц, имеющих налоговые задолженности, независимо от того, заложено ли это имущество в банке. Затем выбирались лояльные к властям бизнесмены, у которых были кредитные задолженности в Cartu Bank, и которые, в рамках схемы, должны были признать за собой несуществующие налоговые задолженности. После этого их имущество продавалось с аукциона. Для того чтобы банк не мог выкупить это имущество по разумной цене, аукцион срывался при вмешательстве руководителя Национального бюро по исполнению, и имущество передавалось министерству экономики. После этого министерство экономики, в соответствии с указом президента, реализовывало это имущество путем прямой продажи за символическую цену, причем компаниям, которые контролировались бывшими владельцами указанного имущества.