Колау Надирадзе

Известный грузинский литературовед, доктор филологических наук, критик, профессор Дмитрий Бенашвили (1910-1982) писал: «Когда смотришь на первые шаги «Голубороговцев», в грузинской поэзии наше внимание привлекают четверо колоритных личностей: Тициан Табидзе, Паоло Иашвили, Валериан Гаприндашвили и Колау Надирадзе. Судьба уготовила каждому из них разную участь, но у всех четверых до конца осталась безграничная любовь к грузинскому слову… Для них первым было слово, и слово было поэзией. На заре юношества они мечтали об обновлении грузинского стиха, но их опередил Галактион, и история имя реформатора стиха присвоила Галактиону. Но несмотря на это, они внесли много новизны в грузинскую поэзию и поставили свою печать на грузинское слово».

Дмитрий Бенашвили из названной четверки «Голубороговцев» для рассмотрения и обсуждения выбрал творчество Колау Надирадзе. Со слов Дмитрия Бенашвили, странная судьба досталась стихам Колау Надирадзе в грузинской литературной лирике. В течение длительного времени критика то сознательно молчала о его поэзии,  то несознательно уклонялась от нее. В обоих случаях игнорирование поэта было очевидным. Критике не хватило смелости сказать несколько слов об этом талантливом поэте и вынести свой вердикт о его поэзии. Литературная критика таким действием проявляла больше собственное бессилие, чем силу.

Колау Надирадзе, как творец, до конца остался последовательным и принципиальным, он никогда не ждал похвалы.

Колау Надирадзе прошел жизненный путь, характерный для грузинского интеллигента. Колау Надирадзе родился в Кутаиси в 1895 году в семье доктора медицины, известного глазного врача Галактиона Надирадзе. Учился Колау в Кутаисской мужской гимназии. В седьмом классе его исключили из гимназии с «волчьим билетом» за организацию демонстрации учеников. Спустя год в этой же гимназии он сдал экзамены на аттестат зрелости, и в том же году поступил на юридический факультет Московского императорского университета. Курс университета он окончил в 1916 году, но из-за болезни не смог сдать государственные экзамены.

Писать стихи Колау Надирадзе начал с 1915 года. Он был одним из основателей печатного органа грузинских символистов – журнала «Голубые роги». Таким образом поэтическая биография Колау Надирадзе начинается с 1915 года.

Грузинский читатель знаком с Колау Надирадзе не только своими оригинальными произведениями (стихи, проза, критические письма), но и переведенными с большим художественным вкусом классическими и современными стихами. Он перевел Гете, Генриха Гейне, Пушкина, Лермонтова, Федора Тютчева, Александра Блока, Шарля Бодлера, Стефана Малларме, Артюра Рембо и шедевры других поэтов.

Первый свой стих под заголовком «Злонравный город» Колау Надирадзе напечатал в 1916 году в журнале «Голубые роги». Свою первую книгу под заголовком «Балдахин» Колау Надирадзе издал в 1920 году. Он был активным членом ордена «Голубороговцев». Действительность, в которой поэту приходилось делать первые шаги, была противоречивой и запутанной, и в то же время мучительной.

Первая мировая война в свою орбиту действия затащила человечество, и коса смерти мчалась по полям войны. Человек превратился в убийцу человека. Это обстоятельство поколебало доверие и веру в человека. Когда наступает момент душевной скорби, этот момент более глубоко переживают мастера слова, в которых еще живет вечная любовь к человеку. Но внешняя форма выражения этой любви скрывается черным колоритом. Печальный акцент присутствует и в самом содержании. Это обстоятельство хорошо видно в стихе Колау Надирадзе «Вы мои братья, друзья всех стран».

Замечательный грузинский филолог Нино Чхиквишвили свой труд «Последний голубороговец» посвятила жизни и творчеству поэта Колау Надирадзе. Она лично знала его и сохранила для потомков историю деятельности и жизни наших выдающихся поэтов-голубороговцев, интерес к поэзии и жизни которых никогда не угасает. Нино Чхиквишвили в 1987 году окончила филологический факультет ТГУ по специальности художественное творчество и критика, параллельно училась на вторичном факультете киносценарного отдела, училась также в Тбилисском театральном университете на высших курсах театроведения. В 1998 году она защитила кандидатскую диссертацию «Творческий путь Колау Надирадзе». Она же автор нескольких интересных книг.

В своем произведении «Последний «Голубороговец» Нино Чхиквишвили рассказывает, что ей было 19 лет, когда она пошла на встречу с Колау Надирадзе. Сильное впечатление получила она от первой же встречи с пожилым поэтом, который рассказывал ей о прошлом. Часто вспоминал Паоло, Тициана, Валериана, Павле Ингоровква, Серго Клдиашвили, Георгия Леонидзе, расстрелянного брата Георгия Леонидзе – Левана и… Григола Робакидзе (тогда еще запрещенного писателя) – это для нее было удивительным. У Колау был маленький кабинет, скромный и уютный. У стены стоял книжный шкаф. Старинный антикварный стол и тахта. На стенах висели выцветшие фотографии: Кинцвийский ангел, Давид Строитель, Царица Тамар, Акакий, Важа, Илья, Иванэ Джавахишвили, Григол Робакидзе, Гете, Кнут Гамсун, французская газета «Юманите» с большим портретом Виктора Гюго, известная фотография «Голубороговцев», снятая с  Андреем Беловым… На этом фоне сидел Колау, как патриарх, последний очевидец независимой Грузии, и рассказывал, как потерпело поражение августовское восстание 1924 года, как расстреляли по приказу Ленина последнего царя России, как сделали красной Грузию, советизировали ее реками крови, как изменили грузины своей родине.

Нино Чхиквишвили рассказывает, что Колау ненавидел коммунистов. Когда я позвонила ему, чтобы договориться с ним о встрече, он строго спросил: вы не коммунистка? Когда я ответила, что не была коммунисткой, он сказал: тогда приходите. Один из лучших стихов Колау Надирадзе «С Цицамури до Сагурамо», который он написал осенью 1939 года в Сагурамо, в доме Ильи Чавчавадзе. То, что Колау Надирадзе был бесстрашным человеком, он неоднократно доказал, когда один провожал гроб покойного друга, основателя ордена «Голубороговцев» Паоло Яшвили, который застрелился в Союзе писателей Грузии. Колау сохранил место захоронения Паоло, после реабилитации останки Паоло Яшвили перезахоронили в Дидубийском пантеоне.

В сентябре 1985 года было издано стихотворение Колау Надирадзе «25 февраля 1925 года». Тогда еще в Грузии правила коммунистическая власть. Как гром среди ясного неба раздался этот стих. В своей книге «Последний голубороговец» Нино Чхиквишвили пишет, что это было иронией судьбы, что этот стих все-таки попал в книгу, которая была посвящена 70-летию Великой Октябрьской революции. В связи с напечатанием этого стиха были освобождены с работы главный редактор издательства Мамука Циклаури, его заместительница Иза Орджоникидзе, начальник отдела Григол Джулухидзе, редактор Лейла Берошвили и другие. Стих был написан в 1969 году и передан Шалве Деметрадзе, который скончался намного раньше Колау, а архив Деметрадзе попал в литературный музей вместе с этим стихом. Так или иначе, судьба распорядилась, чтобы этот стих увидел свет.

Вот этот стих Колау Надирадзе в переводе Георгия Кевлишвили:

25 февраля 1925 года

Шел снег. Тбилиси траур покрывал.

Молчал Сиони, и народ молчал.

Его сжигали в топке сыновей,

Под утро, ночи страшной тяжелей,

Стекала кровь с Голгофы, как ручей!

Родная мать, опять тебя продали,

К кресту венком терновым привязали,

В который раз и снова истерзали.

Шел снег, и город траур покрывал.

Молчал Сиони, и народ молчал.

Коджори пал, и пала Табахмела,

И падал снег на раненое тело

Тбилиси, что героев потерял

Своих, и на телах их снег лежал.

Февральской ночью враг по ним ступал…

По той дороге, сабли где блистали,

Костьми где 300 арагвинцев пали,

Где флаг героев павших, окропленный

Слезами матерей, пал сокрушенный,

Там, где Крцаниси древний снег покрыл,

Что покрывалом белым кровь укрыл,

Ржал белый конь, как белый снег, под масть,

Под красным флагом насаждая власть,

С косою смерть по улицам кралась…

Шел снег, Тбилиси траур покрывал,

Молчал Сиони, и народ молчал.

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ.