Как известно, после поражения царя Грузии Георгия I в войне с Византией, он был вынужден согласиться с тяжелыми условиями мирного договора, продиктованного победителем. В этой войне Грузия потеряла наследство царя Тао Давида III Курапалата. Согласно договору, наследник престола Грузии, сын царя Георгия I и царицы Мариам Баграт на три года стал заложником Византии в Константинополе (1022-1025 годы). С 1027 года, когда Баграт IV уже стал царем Грузии, византийский император Константин VIII грубо нарушил договор 1022 года и послал свое войско в Южную Грузию  для завоевания новых территорий. Враг разорил и разграбил часть Южной Грузии, но неожиданно Константин VIII скончался и Византия вывела свои войска из Грузии. В то время сама Византия испытывала сильное давление врагов с востока, и новый император Роман III Аргир старался улучшить взаимоотношения с Грузией. По инициативе матери Баграта IV Мариам в 1029 году был подписан мирный договор между Грузией и Византией.

Баграт  IV,  супруг  царицы  Елены

Император Роман III Аргир выдал замуж свою племянницу Елену (дочь родного брата Василия) за царя Грузии Баграта IV, присвоив ему почетный титул Курапалата. Елена получила драгоценное приданое, среди которого был шедевр – трехстворчатый складень знаменитого византийского искусства слоновой кости. Венчание наследницы византийских императоров Елены и царя Грузии Баграта IV состоялось в величественном грузинском храме на территории Тао Бана. Согласно легенде, у византийской невесты в приданом оказались: гвоздь с распятия Христа, пояс Богоматери и вместе с ними икона, созданная в Византии, в городе Южной Анатолии Иконии. Вместе с иконой в Грузию был послан страж иконы, богослужитель, некий Филемон, который в дальнейшем положил основу фамилии Гарсеванишвили. Большую работу, связанную с исследованием Оконской иконы и других икон, созданных в Византии, провела доктор искусствоведения, профессор, ведущая курс истории искусства Византии в Тбилисской академии художеств на факультете реставрации и византийского искусства, член научного совета Леила Хускивадзе, перу которой принадлежат множество научных трудов.

Оконская  икона  царицы  Елены

В своей монографии «Новые данные об Оконском триптихе» профессор    Леила Хускивадзе пишет: «Оконский триптих» (трехстворчатый складень) обычно увязывали с приданым византийской супруги царя Грузии Баграта IV царицей Еленой, который она привезла в нашу страну после своего бракосочетания (между 1030-1034 годами). Это мнение впервые высказала графиня Прасковья Уварова». Доктор филологических наук Тамар Месхи в своей монографии «Об этимологии и сущности Оконской иконы» пишет, что согласно сочинению грузинского историка Вахушти Багратиони и других грузинских исторических документов, Оконскую икону в Грузию привезла византийская супруга Баграта IV царица Елена. К сожалению, ни Вахушти Багратиони, и никакой другой источник не сообщает, что было изображено на Оконском триптихе, поэтому на сегодняшний день в Грузии под названием Оконская икона известны несколько икон. Из четырех икон, носящих имя Оконской, древнейшей является триптих из слоновой кости. Впервые на эту икону обратила внимание председатель  Московской археологической комиссии Прасковья Уварова, которая в деревне Окона Карельского района видела эту икону. Когда и как попал триптих в деревню Окона, покрыто туманом. Уварова посетила эту деревню в 1890 году. Икона находилась в новой церкви Оконы (старую церковь она не застала, та была разрушена). Уварова была первой, кто связал триптих с приданым византийской царицы Елены. Позже, мнение Уваровой разделили и другие ученые – А.Гольдшмидт, К.Вейцман, А.Флоренский и др. Из современных грузинских ученых триптиху из слоновой кости свои исследования посвятила доктор искусствоведения, профессор Леила Хускивадзе. Эквтиме Такаишвили категорически был против отождествления триптиха из слоновой кости и иконы из Оконы. Икона царей Грузии, которая также известна как «Золотое распятие», украшена драгоценными камнями, с изображением Спасителя, Святого Георгия и Святого Дмитрия, согласно заключению искусствоведов, создана в XIV веке грузинским мастером. Эту икону с распятием в 1724 году взял с собой в Россию царь Картли Вахтанг VI. После его смерти, его потомок графиня Толстая эту икону передала своей родственнице игуменье женского монастыря «Самтавро» Нино Амилахвари. Следует отметить, что Эквтиме Такаишвили Оконской иконой признавал «Оконское распятие», и ему же пришлось до полной оккупации Грузии большевиками, в 1921 году вывезти в Париж икону «распятия» вместе со всей сокровищницей Грузии, которая в 1945 году в целости и сохранности вернулась в Грузию.

Как известно, после советизации Грузии, 20 апреля 1922 года на территории Шида Картли в составе Грузинской ССР большевиками была образована Юго-Осетинская автономная область, а на территории России была образована Северо-Осетинская автономная область в 1924 году. До 1931 года на территории Шида Картли один из районов назывался Оконским районом, в который, вместе с другими деревнями, входили деревни Земо Окона и Квемо Окона (Верхняя Окона и Нижняя Окона). В 1931 году район был переименован в Знаурский район, в честь революционера Знаура Айдарова, боровшегося за установление советской власти в Грузии. В своем втором издании византийского искусства слоновой кости А.Гольдшмит и К.Вейцман называют те рельефы Оконской иконы, которые сделаны в восточном Причерноморье, возможно, и в Грузии. «Я тоже не исключаю эту версию. Хотя где бы ни был создан этот триптих, его стиль полностью подчинен византийским принципам. Это блестящий образец византийского искусства X-XI веков», — писала сотрудница Института истории грузинского искусства имени Георгия Чубинашвили, профессор Леила Хускивадзе.

Когда и как попал триптих из слоновой кости в деревню Окона Знаурского района, нам неизвестно. Уварова его нашла уже в новой церкви. Согласно добытым ею сведениям, икону украли лезгины. После она попала в руки князя Церетели и вновь вернулась в церковь Оконы. Отсюда в 1924 году икона была перенесена в Цхинвальский музей. Именно здесь, в 1984 году впервые увидела профессор Хускивадзе этот замечательный триптих и сразу приступила к работе. Вместе с фотографом Отаром Цквитинидзе они сняли блестящие фотографии, которые стали достоверным свидетельством того, что представляла собой Оконская икона до ограбления. Из Цхинвальского музея триптих из Оконы исчез в 1981 году, когда юрисдикция Грузии больше не действовала. Сам музей Цхинвали ничего не заявил об этом факте. В Грузии об этом узнали после того, как в 2001 году Оконский триптих попал в Женеву, на аукцион «Кристи», а позже был арестован в прекрасно защищенном хранилище Дворца юстиции. После этого любители искусства с большим волнением наблюдали за развитием событий вокруг Оконского триптиха.

О всех перипетиях, связанных с Оконским триптихом в Женеве, дала интервью журналу «Какаду» в 2004 году профессор Леила Хускивадзе: «В 2001 году гражданин России по фамилии Земляников появился на аукционе «Кристи». Принес на продажу какую-то вещь. Любой аукцион, тем более «Кристи», имеет своих высококлассных, опытных экспертов, которые сразу почуяли, что здесь не все в порядке. Земляникова интересовала начальная цена вещи. Начальной ценой было названо 2 миллиона американских долларах. Эксперты не скрыли от гостя, что изделие очень высокого ранга, и дали ему координаты Казимиры Плачковой для уточнения деталей. Земляников взял вещь и исчез. Волнение было большое, никто не знал, как поступит незнакомец, который исчез на два дня. Но поддавшись искушению, на третий день он появился в кабинете Плачковой. – Откуда к вам попала эта вещь? – спросила эксперт. – Досталась от отца, который, как я знаю, купил на базаре всего за 60 долларов. – А вы знаете, что у вас в руках? Этот экспонат украден из музея и взять его домой я вам не дам, — и вызвала полицию.

Когда в Швейцарии присутствовали на церемониале передачи нам иконы, все – и грузины, и швейцарцы – как заколдованные смотрели на икону с изображением моления. На церемониале передачи иконы нашему послу Александру Чикваидзе присутствовал директор федерального офиса Швйцарской юстиции господин Коллер. Посмотрев на триптих, Коллер воскликнул: «Это же шедевр!» — не смог сдержаться. Церемониал состоял-ся 18 мая 2004 года. На нем присутствовала малая группа из Швейцарии и представители грузинского посольства в Швейцарии. Из Грузии были командированы доктор искусствоведческих наук, профессор Леила Хускивадзе, сотрудница Грузинского института истории искусства и хранительница сокровищницы Музея искусств Грузии Елена Кавлелашвили, генеральный прокурор Грузии Валерий Хабурдзания, председатель следственного департамента Министерства госбезопасности Грузии Георгий Гвиниашвили. У всех было возвышенное чувство. В одной из женевских газет был такой заголовок статьи: «Украденное искусство. Швейцария осчастливила грузин».

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ.