Вахтанг Беридзе, широко признанная личность как в Грузии, так и за рубежом,  талантливый исследователь, один из первейших представителей грузинской искусствоведческой науки, воспитатель поколения грузинских архитекторов и художников.

В 1959 году ему было присвоена научная степень доктора искусствоведения, в 1964 году Беридзе присвоили звание заслуженного деятеля науки Грузии. После смерти выдающегося ученого, создателя Института истории грузинского искусства, академика Георгия Чубинашвили в 1973 году, самой достойной кандидатурой на должность директора института был Вахтанг Беридзе, который с 1 декабря 1956 года работал в должности заместителя директора института.

Академику Георгию Чубинашвили было 87 лет когда он скончался. В последний год своей жизни он часто даже не мог прийти в институт. У него не было легкой жизни, ему приходилось преодолевать множество препятствий и бороться за прогресс науки. «Но все равно его можно считать счастливым человеком. Не только потому, что дожил до полного признания своих заслуг и из этого мира ушел победителем, но и потому, что судьба дала ему возможность в этом мире выполнить свою миссию: заложить основу научной дисциплине – истории грузинского искусства, создать школу и после себя оставить им же основанный институт, оставить продолжателей начатого дела. Для одного человека это более чем достаточно», — писал Вахтанг Беридзе.

Вахтанг Беридзе со дня основания Института истории грузинской культуры сотрудничал с Георгием Чубинашвили 33 года, но еще до этого, в молодые годы, в Институте строительства его назначили препаратором, поручив переводить лекции Георгия Чубинашвили на грузинский язык, так что Вахтанг Беридзе почти 40 лет сотрудничал с Чубинашвили. В Институте  истории грузинской культуры карьера Вахтанга Беридзе шла по восходящей линии. Последовательно он занимал    должности заведующего отделом истории и искусства, заведующего отделом истории архитектуры, заведующего отделом советского искусства, заместителя директора института, а с 1973 года директора Института истории грузинского искусства.

Вахтанг Вуколович Беридзе родился в Кутаиси 30 мая 1914 года в семье будущего профессора ТГУ и члена-корреспондента Академии наук Грузии Вукола Михаиловича Беридзе и педагога Елисабед Чхеидзе. Вахтанг был единственным ребенком в семье. Его крестным отцом был близкий друг Вукола Беридзе, знаменитый грузинский ученый Дмитрий Узнадзе. Отец Вахтанга Вукол Беридзе также был известным ученым-лингвистом. После окончания факультета востоковедения Петербургского университета в 1912 году работал в Кутаиси и Тбилиси педагогом. Его перу принадлежит множество трудов, но особенная заслуга Вуколу Беридзе принадлежит в установлении грузинской научной терминологии. С его непосредственным участием были разработаны следующие терминологические словари: Строительный (1926), Физики и электротехники (1928), Языка и литературы (1928), Нормальной анатомии (1930), Библиотекознании, библиографии и полиграфии (1936), Растениеводства (1938), Энтомологии (1938), Авиационный и др. Вукол Беридзе также был и руствелологом.

В 1918 году вся семья Беридзе переехала на местожительство в Тбилиси. Вахтангу Беридзе было 4 года. Отец Вахтанга стал работать в Министерстве просвещения. С 1921 года, после советизации Грузии, продолжил работать в Комиссариате народного образования и довольно длительное время стоял во главе Управления научными учреждениями. На это управление был возложен уход за архивами музеев и защита памятников культуры. В те годы это было особенно сложным, ответственным, связанным со многими трудностями. Вуколу Беридзе пришлось работать с полной отдачей и удалось успешно провести большую работу. Семья Беридзе дружила со многими известными деятелями: врачами, художниками, музыкантами, писателями, педагогами и др. В своих «Воспоминаниях» Вахтанг Беридзе сохранил один эпизод о дружбе своего отца Вукола Беридзе с Ладо Гудиашвили, который в 1926 году вернулся из Парижа вместе со своей женой француженкой. В их доме появилась монография французского критика Мориса Рейналя «Ладо Гудиашвили», изданная в Париже. До этого Рейналь издал монографию о Пикассо. Рейналь писал: «Экспозиция Ладо Гудиашвили для нас была открытием, которая представила нам исключительно своеобразного, оригинального художника». Эту монографию Рейналя Ладо подарил Вуколу Беридзе. Вахтанг Беридзе писал, что в этой книге были черно-белые репродукции живописи и той чистой ранней графики, с которой ничто не сравнится в нашем искусстве.

Родители старались, чтобы Вахтанг получил хорошее образование. Его отдали во французскую школу, учебу в этой школе дополняло внеклассное образование. С третьего класса его перевели в грузинскую школу, а французский язык он изучал частным образом у Елисабед Орбелиани (в девичестве Багратиони), автора перевода «Витязя в тигровой шкуре» на французский язык. Вахтанг учился и музыке в консерватории у замечательного педагога Евгении Чернявской. Вахтанг вспоминает, что ее любили все учащиеся и дружили с ней почти полвека, до ее кончины.

В 1930 году Вахтанг Беридзе поступил в Индустриальный институт. В 1930-1936 годы, во время учебы в институте, он не ограничивается только установленной программой для специальности архитектора, он вместе с молодыми педагогами работает по созданию архитектурной терминологии, путешествует и знакомится с памятниками древнегрузинского зодчества. Здесь и проявилось стремление Вахтанга Беридзе к исследованию грузинского зодчества. В 1941 году, когда был основан Институт истории грузинского искусства, Георгий Чубинашвили, хорошо зная Вахтанга с Индустриального института, пригласил его на работу в качестве заведующего одного из отделов. В своих «Воспоминаниях» Вахтанг Беридзе писал, что сотрудничеству с Георгием Чубинашвили все мы потому радовались, что верили в него как в ученого и как личность. Прощание с ним подтвердило, что он пользовался большой любовью. Весь институт оплакивал его. Имя Георгия Чубинашвили было присвоено институту. На могиле Георгия Чубинашвили в университетском саду был установлен бюст ученого, позже одну из улиц Тбилиси переименовали в улицу Георгия Чубинашвили. Вахтанг Беридзе сожалел, что Георгий Чубинашвили не дожил до тех дней, когда грузинское искусствоведение вышло на международную арену. А началось это в начале апреля 1970 года, когда из Италии (Милана) пришло письмо на имя Академии наук Грузии за подписью руководителя исследований архитектора Адриано Альпаго Новелло. Письмо получил и Вахтанг Беридзе. Альпаго Новелло писал, что у них намерение приехать в Грузию с научной миссией для изучения грузинской средневековой архитектуры и для этого нужна официальная поддержка Академии наук Грузии. Оказалось, что тогдашний академик-секретарь нашей академии Сергей Дурмишидзе именно в эти дни послал согласие; Вахтанг Беридзе тоже послал письмо Альпаго Новелло, в котором сообщал, что  институт готов принять итальянских ученых и оказать им помощь.

Дни Руставели в Вардзии. 1966 год.  Вахтанг Беридзе  с гостями

“Так началась основательная, плодотворная и полезная для дела работа. Взаимоотношения с итальянскими исследователями переросла в настоящую дружбу. Главными лицами этих взаимоотношений, кроме Адриано Альпаго Новелло, были: архитектор из Милана Энцо Хибш; известный исследователь средневекового европейского и византийского искусств из Турина, профессор Паоло Вердзоне и профессор университета Бергамо Нино Каухчишвили. Нам повезло в том, что у этих ученых, кроме высокого профессионального уровня и завидных деловых качеств, были и редкие человеческие достоинства. Позже к ним присоединились еще несколько исследователей, в том числе две женщины: сотрудница римского телевидения Луиза Коллоди и сотрудница библиотеки римского французского научного института Ноель делла Бланшардиер. Они стали сердечными друзьями Грузии”, — писал Вахтанг Беридзе. Что их всех привело в Грузию, к грузинскому зодчеству? Разумеется, собственная логика исследования, постепенно назревшее сознание, что грузинская архитектура — одно из обязательных звеньев единой цепи истории архитектуры Передней Азии. Итальянцы семь раз были в Грузии. С помощью Института истории грузинского искусства они осмотрели все уголки Грузии, включая Вардзию, Сванетию, Хеви, Тушети и собрали графический материал, а сами сняли огромное количество черно-белых и цветных фотографий, а также слайдов. Адриано Альпаго Новелло и Паоло Вердзоне глубоко понимали и чувствовали специфику архитектуры, ее взаимоотношение с природной средой и справедливо уделяли этому особое внимание. А в 1973 году в Италии грузинскому искусству посвятили семь лекций. Лекцию о Вардзии и Сванетии провел Адриано, две лекции «Средневековые грузинские эмали» и «Грузинская архитектура и романская архитектура» прочел Вердзоне, одну лекцию «Грузинская живопись средневековья» — Николь Тьерри.

Две лекции на французском языке провел Вахтанг Беридзе: «Древнегрузинская христианская архитектура». Первая лекция отводилась общему обозрению грузинской архитектуры IV-VII веков, во второй лекции рассматривалась архитектура Болнисского Сиони, Мцхетского Джвари и Цроми. Вахтанг Беридзе вспоминает: «Чувствовал себя счастливым, когда слушал выступление благорасположенного авторитетного итальянского ученого Вердзоне, который живо и взволнованно рассказывал о храме Баграта, Светицховели, Никорцминда, Алаверди… По существу, все впервые видели памятники грузинского зодчества, слайды, снятые Адриано, были прекрасные и впечатление действительно большое. Во время моего доклада помню, как потрясся зал при виде Мцхетского Джвари, Дзвели Шуамта. А снимки и слайды Сванетии вызвали восторг».

В 1974 году Вахтанг Беридзе был     избран академиком Академии наук Грузии. Перу Вахтанга Беридзе принадлежит множество монографий. Среди них «Против искажения истории грузинского искусства» (издательство Академии наук Грузии), «Искусство Советской Грузии», «Место памятников Тао-Кларджети в истории грузинской архитектуры», «Нико Пиросманашвили» и др. Труды Беридзе изданы в Тбилиси, Москве, Ленинграде, Милане, Вене, Берлине, Лувене на грузинском, русском, немецком, английском, итальянском, французском, венгерском, румынском языках.

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ.