Иванэ Джавахишвили

В 1919 году «Грузинским клубом» была издана книга нашего корифея истории Иванэ Джавахишвили под заголовком «Русско-грузинские отношения в XVIII веке». В наше время этот труд выдающегося историка был издан вновь. В нём автор, со свойственной ему прямотой и беспристрастностью, рассказывает о тех сложных перипетиях, которые возникали в Грузии в XVIII столетии. Основное внимание заострено на русско-грузинских отношениях. На основании глубокого научного анализа Иванэ Джавахишвили дает заключение, что российская политика носила завоевательный характер.

В предисловии своей монографии автор пишет, что исследований о русско-грузинских отношениях было более чем достаточно, среди них можно считать и известные сочинения Хелтуплишвили и Зураба Авалишвили, однако, учитывая строжайшие политические и цензурные условия в тогдашней России, авторы этих трудов не могли выразить историческую правду и действительность с полной откровенностью. Кроме того, следует отметить, что сочинения Хелтуплишвили и Авалишвили были изданы на русском языке; создалась непростительная ситуация в связи с тем, что до этого об этом многозначительном периоде нашей истории не было издано ни одной монографии на грузинском языке, посвященной русско-грузинским отношениям. Иванэ Джавахишвили писал: «Каждой просвещенной нации, обладающей самопознанием, надо знать достоверную, истинную историю, а не преувеличенную, фальшивую».

Именно Иванэ Джавахишвили был первым, внесшим свой вклад в достоверность истории российско-грузинских отношений, посвятив монографию этой тяжелой эпохе нашей страны.

В жизни Грузии и грузинского народа, с национальной точки зрения, исключительно тяжелым и опасным академик Иванэ Джавахишвили считает XVII век. После того, как иранский шах в 1634 году на царский трон Картли утвердил Ростома, Восточная Грузия превратилась в арену влияния Ирана. Ростом, воспитанный при дворе иранских шахов, был почитателем иранских нравов и обычаев, а также иранских учреждений. Это иранское влияние царь Ростом сознательно поддерживал. К примеру, термины грузинского государственного права он заменил иранско-турецкими. Даже в государственный строй он нес некоторые изменения, которые приближались к иранским… В высших кругах грузинских дворян и князей стали подражать царю Ростому. Постепенно среди них распространялся иранский язык, некоторые принимали ислам, грузинскому национальному самопознанию и существованию угрожала большая опасность.

В 1636 году Иран и Турция, в целях прекращения постоянной вражды, пополам разделили Грузию: восточная часть вошла в сферу влияния Ирана, а западная – в сферу влияния Турции. Сам царь Ростом был неплохим правителем. Он заботился о благополучии страны, повышении ее благосостояния. Несмотря на свое религиозное направление-ислам, он помогал своей супруге царице Мариам, сестре владетеля Самегрело Левана Дадиани, о жизни и деятельности которого я писал в «Тбилисской неделе» (№50, 2015 г.). Царь Ростом под влиянием своей супруги Мариам проявлял заботу по обновлению грузинских церквей. Несмотря на это, иранское влияние, которое он усиливал в Восточной Грузии, для нашей страны было губительным. Иранские шахи не справлялись со своими полководцами и часто не доверяли им. Поэтому свои запутанные военные дела поручали упорядочить грузинским царям. Такой та-лантливый полководец, каким был царь Картли Георгий XI, был вынужден подчинить восставших иранских подданных, и часто бывал то в Афганистане, то в Белуджистане, то еще где-то, где вспыхивало восстание. Так получилось, что у грузинских царей не было возможности править своей страной и всю свою силу и талант они должны были истратить на укрепление шахского трона. Иранский шахский двор в то время был пропитан нескончаемым коварством, интригами и превратился в гнездо соперничества. Такое положение отравляло обстановку и вызывало чувство неопределенности в Грузии.

К счастью, грузинский народ мобилизовал всю свою энергию в это тяжкое время, собрал весь творческий талант, развив мощное сопротивление уничтожающему иранскому направлению. Чтобы грузинский язык не был искажен иранскими словами, начали составлять большой грузинский словарь (лексикон). По предложению царя Картли Георгия XI этот труд выполнил выдающийся грузинский писатель Сулхан-Саба Орбелиани, который на составление словаря потратил 30 лет. Эта книга считается драгоценным кладом для ученых.

Картлийский царь Вахтанг VI

Картлийский царь Вахтанг VI был близким родственником Сулхан-Саба Орбелиани. Отец Вахтанга VI, Леван приходился двоюродным братом Сулхан-Саба Орбелиани, которому поручили воспитание будущего царя Вахтанга VI. Эпоха царствования Вахтанга VI выделяется началом литературного и интеллектуального возрождения Грузии.

Бесценным является та великая заслуга, которую оказали родине царь Вахтанг VI, его старшие и младшие сотрудники. Благодаря им, самопознание народа стало трезвым и углубилось. На всем появился отпечаток культурного возрождения. Требовались только благоприятные условия политической жизни, чтобы это возрождение могло укрепиться и постепенно превратиться в эпоху расцвета и могущества. Царю Вахтангу VI эту надежду усилило сообщение, пришедшее из России.

Петр I

У России были особые экономические интересы в Иране. Петр I намеревался захватить всю иранскую торговлю шелком, чтобы иранский шелк из Ирана прямо попадал в Россию через русских торговцев, чтобы легче было экономически сдавить Иран, что в конечном итоге облегчило бы осуществление более обширных экономических целей. Петр I решил в Закавказье захватить прибрежные территории Каспийского моря, взять их под свое покровительство и поселить там русских солдат. Для выполнения этих тайных планов для России необходима была военная помощь Картлийского царства, поэтому Петр I в 1720 году послал губернатором в Астрахань Волынского, чтобы тот убедил царя Вахтанга VI в том, что Петр I к христианам проникнут добром и любовью и обещает покровительствовать Грузии от сильных мусульманских государств. Эти дипломатические уловки и интриги царь Вахтанг VI и влиятельные круги Картлийского царства приняли за правду. Они не могли представить, что у сильного христианского государя в сердце были другие тайные намерения. Вахтанг VI был убежден, что как только он примкнет к Петру I и к российскому войску, Петр со своей стороны ополчится на врагов Грузии. Когда этот вопрос рассматривался на государственном совете, не все были сторонниками этого военного плана. Наоборот, некоторые здравомыслящие и дальновидные вельможи даже утверждали, что вмешиваться в эту войну для Грузии очень опасно, и именно будет губительным этот шаг, которым воспользуются многочисленные враги Грузии. Но Вахтанг так был увлечен предложением Петра I, что никакого подозрения у него не возникало, так как царь Вахтанг VI стоял на позиции Петра I. Его противники – группа дальновидных деятелей — посоветовали царю оказать тайную помощь Петру I, и взять с собой небольшое войско, но Вахтанг и это не принял во внимание. 2 июля 1722 года Петр I, устами Бориса Туркестанова, сообщил Вахтангу, что скоро он подойдет к границам Ирана и поэтому царь Вахтанг немедленно должен напасть на лезгин, и  со своим войскам вторгнуться в Иран, и там подождать, пока не придут к нему сведения от Петра I. Вахтанг с большой радостью собрал 30000-40000 воинов, отправившись с ними в Ганджу, и оттуда перешел в Шамхор, расположившись там лагерем, дожидаясь сведения от Петра I. Шестого сентября 1723 года стало известно, что Петр I двинулся и пошел, но не на соединение с грузинским войском, а домой, к Астрахани (историк Сехния Чхеидзе). В то время Россия руководствовалась только той экономической выгодой, которая Петру I рисовалась только теоретически. При таких условиях для Петра I война с Ираном не была обязательной. Поэтому, после первой же преграды, которая возникла перед Петром I, он, не колеблясь, оставил это дело и вернулся домой.

Совершенно в другом положении оказалась Грузия: для нее присоединение к русским и участие в войне против Ирана было настолько самоотверженным шагом, что если Россия проиграла бы в этой войне, политическое существование Грузии повисло бы на волоске. Это обстоятельство совершенно не волновало «покровителя восточных христиан». Петр I отправил к царю Вахтангу своего посланника с советом, чтобы Вахтанг продолжил воевать: «Если победишь, тогда крупно выиграешь, потому что освободишься от господства неверных». Вахтанг VI наконец убедился, что противники войны с Ираном оказались правыми. Дело приняло худший оборот. Не простил Грузии этот шаг Иран. Грузия вместо увеличения своей территории и усиления, превратилась в объект набегов врагов, лезгины начали грабить народ… Появились и турки, которые господствовали в Картли.

Царь Вахтанг VI, который своим неутомимым трудом многое сделал для возрождения культуры и экономки Картлийского царства, обманутый Петром I и брошенный в беспомощном состоянии, имел единственный выход – оставить родину и переселиться на чужбину. Когда Петр I увидел, что Османская империя обозлилась на Россию из-за ее действия с Ираном и собиралась объявить России войну, Петр I срочно заключил мир с турками, уступив им всю Грузию, которая ему не принадлежала. Петр I проявил и неблагодарность к им же обманутому, несчастному царю Вахтангу, когда не захотел выделить подходящее для царя Вахтанга убежище, и если бы не наивность астраханского губернатора, который без согласования с Петром I именем Петра обещал поселить его в Астрахани, была бы неизвестна дальнейшая судьба Вахтанга VI.

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ.