Грузинский католический монастырь в Константинополе

В 1921 году итальянец Евгений Даледжио Д’Алесио издал книгу под заголовком «Грузины в Константинополе». В предисловии книги Даледжио Д’Алесио писал: «Во время издания этой книги большое сочувствие и сотрудничество оказал мне уважаемый Шалва Вардидзе, который во время перевода моей французской рукописи на грузинский язык порекомендовал добавить, достойные внимания сведения о цели и историческом значении обители Фери-Квеи и, особенно, о положении знакомых ему грузинских мусульман. Первая и третья части первой главы этой книги почти полностью можно приписать ему».

Автор книги Даледжио Д’Алесио был потомком знатной большой венецианской семьи, предки которой участвовали в Четвертом Крестовом походе (1202-1204). В 1204 году они переселились на остров Сира, так как венецианцы и генуэзцы распределили между собой острова греческого архипелага. В конце XVIII столетия одна из ветвей предков Даледжио Д’Алесио поселилась в Константинополе, где в 1888 году родился автор этой книги. Среднее образование Евгений получил в Константинополе, но талантливый юноша продолжил учебу. Он прекрасно освоил историю и археологию. Хорошо изучил историю Константинополя. Интересовался археологией этой столицы. В двадцатилетнем возрасте Евгений сотрудничал с местной газетой, в которой публиковал очерки по истории. Со слов Шалвы Вардидзе, Евгений особое внимание обратил на константинопольскую археологию. Одновременно он был членом Национального общества истории и археологии Грузии. Евгений владел итальянским, французским, греческим, английским и турецким языками. В 1918 году, когда грузинская дипломатическая миссия приехала в Константинополь, Евгений познакомился с врачом Вахтангом Гамбашидзе, с помощью которого   устроился в грузинской миссии на должность секретаря, вскоре он получил подданство Грузии и продолжил работу в консульстве Грузинской демократической республики.

Евгений объездил всю Грузию, изучил грузинский язык, познакомился с грузинским обществом, древней грузинской культурой, природой. Увиденное и услышанное вызвало у Евгения Даледжио Д’Алесио глубокое уважение к грузинскому народу и похвальное желание ознакомиться и изучить его прошлое. Но  здесь, в Константинополе, он был лишен такой возможности, но так как оставалась возможность обратить внимание на историю грузин, которые по разным причинам издавна жили в Константинополе, он незамедлительно приступил к поиску и собиранию нужных сведений и справок. Как знатоку местной истории и нравов, а также хорошо знающему несколько языков, в том числе и турецкий, ему легче было справиться с поставленной задачей.

Шалва Вардидзе

Шалва Вардидзе, который помогал ему в этом деле, писал: «Совершенно случайно ознакомился с его французской рукописью, которая достойна внимания. До сегодняшнего дня с сочинением такого типа я не был знаком, хотя, пока еще нужно продолжить поиски материалов, чтобы этот вопрос раз и навсегда был полностью освещен, и основательно ознакомить заинтересованных лиц с историей тяжелого прошлого константинопольских грузин. Сочинение Евгения Даледжио Д’Алесио вызывает уважение и благодарность тем, что он, чужестранец, проникся симпатией к Грузии и заинтересовался прошлым живущих в Константинополе грузин», — писал ученый Шалва Вардидзе, благодаря которому до грузинского читателя дошел его перевод книги Евгения Даледжио Д’Алесио «Грузины в Константинополе».

Послесловие к этой книге писал профессор Гурам Шарадзе, который отмечает, что главная трудность здесь заключается в почти неимении библиографических материалов самого переводчика Шалвы Вардидзе, во всяком случае, очень скудные сведения имеем вокруг него. Шарадзе говорит и о той обители, где книга была переведена и издана.

Петрэ Харисчарашвили  (Харисчирашвили)

Обитель грузинских католиков в Константинополе (Стамбуле) была основана священником Петрэ Харисчарашвили (Харисчирашвили) в 60-х годах XIX века. В нашей научной литературе о жизни и деятельности Петрэ Харисчарашвили имеются несколько трудов, в частности, Захария Чичинадзе «Аббат Петре Харисчарашвили» (1895 год), Шота Ломсадзе «Михеил Тамарашвили и грузинские католики» (1984 год) и др. Как выясняется, бесценные сведения находятся у Шалвы Вардидзе, которые во многом отличаются от информации, имеющейся до этого, а некоторые заполняют отдельные детали и уточняют. Надо принимать во внимание и то обстоятельство, что Шалва Вардидзе несколько десятков лет пробыл в Константинополе, в монастыре, основанном Петрэ Харисчарашвии, и поскольку у него в руках были надежные первоисточники…

В грузинском католическом монастыре Константинополя аббат Харисчарашвили установил отслуживание обедни и другие ритуалы на грузинском языке; он также основал при монастыре духовную школу и типографию. В школе кроме духовных предметов обучали лечению, приготовлению лекарств, преподавали иностранные языки, учительство. Эта школа вырастила многих достойных патриотов Грузии – достаточно назвать грузинских ученых Михеила Тамарашвили и Микела Тархнишвили. Константинопольская грузинская обитель еще с 1870 года приступила к печатанию грузинских книг. С ХХ века у грузинской обители в Константинополе появилась новая типография, которая называлась «Типография обители грузин-католиков».

Возвратимся опять к творчеству Шалвы Вардидзе. Кроме научных трудов Вардидзе испробовал свое перо и в поэзии. Два его стихотворения были напечатаны в парижском журнале «Беди Картлиса» («Судьба Картли») в 1950 и в 1951 годах. В патриотическом стихотворении «Моя молитва» автор мечтает быть похороненным в родной земле, а в стихотворении «Святой Нино» поэт просит просветительницу Грузии вернуться проповедницей, чтобы грузинский народ вновь восстал и сокрушил злого идола. Примечательно, что в январе 1955 года, когда в Париже (улица Гужона, №23) открылась грузинская католическая церковь, на торжественной церемонии глава этой церкви иностранец Мерлет по-грузински произнес слово и объявил: «Благодаря отцу Шалве Вардидзе, я полюбил Грузию, и по его милости я с вами, и даю вам слово достойно служить Грузинской церкви и Грузии!» После церемонии, в отдельном зале отец Мерлет с грузинской щедростью угостил всех присутствующих.

Продолжим рассказ Евгения Даледжио Д’Алесио об экономическом и политическом положении грузинских мусульман: «Грузины везде, во всей Турции хорошо устроены. Это объясняется тем, что здесь было много земель для поселения. Помимо этого, грузины более прозорливые, деятельные, у них больше культуры, чем у живущих в Анатолии турков. Как новая масса, которой понадобилось обеспечить свою жизнь, грузины с большим единством и энергией приступили к работе. Их новое поселение на плодородной земле также способствовало их экономическому успеху. Их усадьбы, деревни, пашни, поля, сады, как день от ночи отличаются от деревень и усадеб остальных мусульман. Экономическому благополучию грузинских мусульман, по сравнению с другими мусульманами, способствовал тот фактор, что они свято сохранили семейные обычаи и обряды. Себя они называют гурджи (грузин) и гордятся этим. Редко бывает у них многоженство, и очень редко, почти никогда, в деревнях своих девочек не выдают за турков. В правительстве Турции было много грузин из князей, кроме них были и безродные, которые достигли высокого положения своим талантом и энергией. Грузинские паши и чиновники всегда защищали своих гурджи, хотя это делалось в тайне. Эта возможность у них была, так как во всей Турции, в каждой отрасли и службе всегда можно было найти одного-двух грузин-мусульман. Часто у грузинских пашей, министров, депутатов, сенаторов, губернаторов, генералов и офицеров была своя личная политика и устремления. Они никогда не забывали свое фамильное «Я» и интересы, хотя турецкое правительство всегда зорко следило за ними, так как боялось развития политической силы грузинских мусульман. Во всей Османской империи, на каждом поприще, уважение и боязнь гурджи всегда присутствовала…

Вскоре возникла необходимость основать Грузинский клуб. В 1911 году через газеты на квартиру Шалвы Вардидзе в училище были приглашены грузины, независимо от вероисповедания. Стали проходить собрания, на которых всегда присутствовали 150 грузин, в их числе паши, генералы, офицеры, адвокаты, врачи, чиновники, студенты. Собрание открывалось грузинскими словами и песнями. Был разработан устав Грузинского клуба, который без изменения утвердило грузинское правительство. Из Анатолии и Македонии шли письма с поздравлениями от турецких грузин, в которых выражался восторг по случаю открытия Грузинского клуба. Но клуб просуществовал недолго — из-за разных политических причин, а также из-за финансовых препятствий, к тому же, надвигалась Первая мировая война, причинившая большой ущерб и Турции, оказавшейся в лагере проигравших.

Следует отметить, что самая большая лепта в создании Грузинского клуба в Стамбуле принадлежит Шалве Вардидзе. В 1914 году было запланировано открытие грузинской школы в Стамбуле, однако начало Первой мировой войны помешало осуществлению этого проекта. Читателю будет интересно ознакомиться с личностью Шалвы Вардидзе. Родился он в селе Арали (Адигенский муниципалитет). Для получения образования он отправился в Стамбул, где занимался духовной деятельностью в грузинском католическом монастыре, основанном Петрэ Харисчарашвили. В 1921 году большую помощь оказывал грузинским эмигрантам в Стамбуле. Шалва Вардидзе на протяжении всей своей жизни занимался популяризацией грузинской культуры за рубежом. Он владел девятью языками и в зарубежных журналах на всех девяти языках публиковал статьи, знакомя иностранцев с историей грузинской культуры. Вместе с переводом книги Даледжио Д’Алесио «Грузины в Константинополе» Вардидзе перевел и книгу Р.Жанена «Грузины в Иерусалиме» (обе в 1921 году). Ему принадлежат и другие сочинения. Во время Второй мировой войны турки арестовали его и выселили из Стамбула (Константинополь стал называться Стамбулом в 1930 году). После высылки из Турции Вардидзе обосновался в столице Ливана – Бейруте. Служил в одном из монастырей Ливана и был профессором французского языка в университете Бейрута.

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ.