Анна Валериановна Шаликашвили (1919-2004) была замечательным живописцем, графиком, художником театра, а также художником-мультипликатором. Работы Анны характеризуются четким рисунком, острой композицией, иногда гротеском. Ей принадлежат эскизы и постановки мультипликационных фильмов: «Глиняный горшок с топленым маслом» (1966 г.), «Певец зари» (1967 г.), «Блоха и муравей», «Храбрый заяц» (оба 1971 г.), «Как мыши хоронили кота» и др. В 1984 году 75-летней художнице Анне Шаликашвили было присвоено звание Народной художницы Грузии.

Деятельности художницы Анны Шаликашвили посвящено несколько страниц в книге Вахтанга Беридзе и Нины Езерской «Искусство советской Грузии 1921-1970», выпущенной издательством «Советский художник» в 1975 году.

Старший научный сотрудник Института истории грузинского искусства Академии наук Грузии Мери Карбелашвили (1927-2006) посвятила монографию жизни и деятельности Анны Шаликашвили. Следует отметить, что историк грузинского искусства Мери Карбелашвили была потомком прославленных братьев Карбелашвили, которые имели заслуги перед своей родиной в деле сохранения и развития грузинского церковного песнопения. Один из братьев – протоиерей Василий (в дальнейшем епископ Стефанэ) – был родным дедушкой Мери Карбелашвили.

Со слов Мери Карбелашвили, «художница Анна (Нани) Шаликашвили была одной из активных участниц художественного творчества Грузии. Она была известна как график картин и зарисовок бытового жанра, и художником мультипликационных фильмов».

Анна Шаликашвили родилась 16 февраля 1919 года в городе Кутаиси. Ее отец Валериан Шаликашвили, работая в Кутаисском театре в начале ХХ века, внес значительный вклад в развитие грузинского театрального искусства. Он умер молодым, через год после рождения своей дочери Анны. Несмотря на это, творчество отца и все то, что было связано с ним – воспоминания близких, его книги и журналы – питали фантазию девочки и разжигали интерес к искусству. Отсюда брала начало ее любовь к театру и детская мечта стать актрисой. В дальнейшем, склонность к рисованию изгнала постепенно другие интересы. В детстве она перерисовывала из журналов портреты артистов. Потом начала рисовать близких. Утвердиться в выборе профессии ей помогла выставка художника-самоучки в Зестафони, а также работы художника Гиго Зазиашвили и его сына, которые в Зестафони рисовали вывески.

Анну Шаликашвили никто не учил рисованию, но когда она окончила среднее училище в Кутаиси у нее созрело решение поступить в Тбилисскую академию художеств. В 1936 году она приехала в Тбилиси и сдала приемные экзамены на факультет живописи Академии художеств. Одним из членов приемной комиссии был выдающийся грузинский художник Давид Какабадзе, который вел курс композиции. Контакт с маститым педагогом оставлял неизгладимый след у студентов. Давид Какабадзе старался выявить данные каждого студента и выработать в них профессиональные навыки. Живопись Анне Шаликашвили преподавали художники Валериан Сидамон-Эристави и Корнелий Санадзе, рисование – Тамар Абакелия и Серго Кобуладзе. Анна (Нани) Шаликашвили вспомнила, что рисовать с натуры она полюбила благодаря Тамар Абакелия, которая обучала на III курсе. Она интересно ставила модель, а во время исправления рисунка давала очень полезные советы студентам. Известный грузинский скульптор, график и театральный художник Тамар Абакелия (1905-1953), в то время молодая, талантливая личность, привлекала Анну Шаликашвили, и Анна охотно посещала занятия по рисованию с натуры, которые пригодились ей в дальнейшем своем  творчестве. Анна (Нани) Шаликашвили окончила Академию художеств в 1942 году и вернулась в Кутаиси, где одно время работала в Кутаисском театре, но в 1947 году вновь вернулась в Тбилиси, начав работу  на  киностудии над мультипликационными фильмами, сперва как художник-мультипликатор, а затем в течение 10 лет как художник-постановщик.

На киностудии она проработала до 1977 года. Режиссер не ограничивал ее свободу, но указывал, какой должна была быть среда, в которой происходило действие, какая расстановка предметов требовалась для развития действия. Он требовал соблюдать определенное соотношение между предметами.

Что касается изыскания изобразительных элементов для создания предметов, здесь режиссер полностью доверял художнице, фантазия которой не ограничивалась. Так, например, для мультфильма «Блоха и муравей» режиссер Михаил Чиаурели потребовал создать для прыжков блохи извилистую дорогу. Художница создала композицию, осью которой была линия извилистой дороги, а по обеим ее сторонам  располагались персонажи сказки. По ходу действия эта композиция расчленялась по отдельным элементам, что способствовало четкому и ясному представлению и розыгрышу, но эти элементы органически были связаны основной извилистой дорогой… Анне Шаликашвили понадобилось много труда, пока она достигла четкой передачи характера персонажей минимальными средствами. Специфика работы требовала создания легко воспринимаемой лаконичной композиции. Уже в эскизах хорошо видно стремление художницы к построению компактной, максимально связанной композиции, которая в дальнейшем, в период творческой зрелости будет характерна для ее станковых рисунков. В эскизах мультфильмов хорошо видна способность художницы к наблюдательности и ее остроумие, что способствует выявлению характерных черт персонажей мультфильма.

Мери Карбелашвили отмечает, что работа на киностудии резко выявила ее природные данные, способность построения лаконичной композиции и чувство кадра. Кроме этого, здесь выявилась особенность осмысления ею сюжетов, ее стремление и способность выразить событие, которое состоит из нескольких эпизодов, показать развитие явления и, что самое главное, выявить яркие характерные черты персонажей. В 1950-е годы Анна Шаликашвили работала в редакции журнала «Пионер», рисуя черно-белые рисунки. Несмотря на низкий полиграфический уровень журнала того времени, Анна Шаликашвили почувствовала большую выразительность черно-белого рисунка… Позже художница выполнила иллюстрации для рассказов Иродиона Евдошвили, Нико Ломоури и др. Анна Шаликашвили много работала и рисовала с натуры. В ее ранних зарисовках чаще всего встречаются пейзажи. В 1956 году она впервые приняла участие в республиканской выставке, на которой представила пейзажи. Любопытно, что при зарисовке фигуры ее привлекала поза и движение модели, посредством которых Анна Шаликашвили выявляла характер и профессию человека.

В конце 1950-х годов Анна Шаликашвили начала работать в группе художников, объединенных под руководством Елены Ахвледиани. В группу входили художники: Этери Андроникашвили, Вера Белецкая, Наталья Палавандишвили, Русудан Джавришвили, Петр Блеткин, Тамар Гугушвили, Цира Шаншиашвили и др. Художники этой группы путешествовали по разным уголкам Грузии и в основном рисовали пейзажи. Особенно плодотворной была работа группы в Кахетии, Имеретии и Гурии. Иногда к этой группе присоединялась и Кетеван Магалашвили, которая с натуры рисовала этюды. Работы их выставлялись в Тбилиси, но, к сожалению, каталоги к выставке не были напечатаны. Это сотрудничество художников благоприятно отразилось на их творчестве. Анна Шаликашвили, когда вспоминала этот период своего творчества, отмечала: «Елена Ахвледиани показала мне Грузию, и я наконец нашла себя».

“Вечер в кафе”

Творческое взаимоотношение с Еленой Ахвледиани и другими художниками группы способствовало выявлению индивидуальных творческих данных Анны Шаликашвили. Члены группы в основном были заинтересованы пейзажем. Шаликашвили раньше также обращалась к пейзажу, но ее творчество приняло другое направление. Все-таки Анна Шаликашвили написала и несколько пейзажей, среди которых выделяется «Сигнахи», выполненный в серой гамме. Эта картина очень понравилась Ахвледиани и Анна Шаликашвили посвятила картину ей. Анна Шаликашвили все больше заостряла свое внимание на композициях с фигурами. Во время путешествия она находила нужный материал в деревнях разных уголков Грузии. После смерти Елены Ахвледиани группа не распалась, хотя сократилась. Художники вновь ездили в Кахетию, Сванетию, Имеретию и др.

“Телави”

Вот что писали о ней в книге «Искусство советской Грузии» авторы Вахтанг Беридзе и Нина Езерская: «Обостренной выразительностью отличаются, доходящие порой до разоблачения, характеристики персонажей в серии «Сельские зарисовки» (1967 г.). От листа к листу, как в кадрах киноленты, перед зрителем проходят фрагменты патриархальной народной жизни – уголки деревенских базаров, бытовые сценки, отдельные типы. Звучный декоративный цвет серии «По Кахетии» сгущается здесь до темных глухих, почти черных тонов, легкий, упругий силуэт сменяется сухой резкой контурной линией, очерчивающей сгорбленные фигуры торгующих глиняной посудой крестьянок, женщин, наматывающих пряжу, погруженных в задумчивость мужчин. Уходящие в прошлое образы древних старух с обведенными черным контуром острыми профилями и глубокими впадинами глаз, угловатость жестов воспринимаются в некоторых листах почти как гротеск».

“Стрелочник”

С интересом смотрится зарисовка Анны «Железнодорожный стрелочник», весь кадр занимает фигура стрелочника с поднятой рукой, который добросовестно выполняет свою обязанность. Следует отметить твердость его фигуры, которая стопами упирается в землю. Его головной убор говорит, что он именно стрелочник Кахетинской железной дороги.

“План выполнен”

Теме трудящихся женщин посвящена картина «План выполнен». В поле фигуры спящих женщин занимают всю плоскость, только в левом углу видно зеленое поле и линия горизонта синего неба. У обеих женщин большие, тяжелые ноги, что создает контраст с усталостью, которую изображают их тела… Мастерски нарисованы и другие картины.

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ.