История колонизации Грузии в XIX веке

 

Большую работу по исследованию истории аннексии и колонизации Грузии Российской империей в XIX столетии провел доктор экономических наук, академик Академии наук Грузии Паата Гугушвили (1905-1987). Гугушвили писал, что историей аннексии и колонизации Грузии и Закавказья он заинтересовался с 1931 года, работая в книгохранилищах Ленинградского центрального государственного архива. Здесь он впервые ознакомился с колониальной политикой и практикой российского самодержавия в Закавказье, и из сферы своей начатой работы «Социально-экономическое развитие Грузии и Закавказья в XIX-XX веках» выделил отдельной независимой темой — «Колонизация Грузии и Закавказья в XIX веке».

Как известно, «Российская империя стремилась завоевать и превратить Константинополь в третью столицу своего государства, вместе с Москвой и Петербургом, но это означало также ее господство как в восточном христианском мире, так и в Европе, господство на Черном море, Кавказе, Балканском полуострове, над Малой Азией. Это означало, что Черное море должно было превратиться в Русское море, в военный порт России. Но до завоевания Константинополя Россия должна была завоевать устье Дуная и весь Кавказ, после чего только ей бы принадлежало Черное море как внутреннее и ей не хватало только Дарданеллы и Константинополя, чтобы всему миру запереть вход в это море», — писал Фридрих Энгельс.

Царь Петр I

Завоевание кавказских гор обеспечивало российское господство над Трапезундом (Трабзоном), а господство России на Каспийском море обеспечивало и господство над северными берегами Ирана. Такие планы вынашивала Российская империя, стремясь к мировой гегемонии. В XVII веке русский царь Петр I стремится захватить берега Каспийского моря и с этой целью ищет вспомогательные силы. В этой связи губернатору Астрахани поручено убедить царя Картли Вахтанга VI в выгоде для Картли участие вместе с Петром I в войне против Ирана. Губернатор отлично справился с заданием. Царь Вахтанг VI выступил со своим войском. Петр I действительно отправился в поход: взял Дербент, Баку и Гилан, а Вахтанг со своим войском поджидал его в Шамхоре, чтобы соединиться с войском Петра I. Но Петр I не смог выполнит до конца свою задачу, вернувшись обратно. А Вахтанг VI нажил себе врагов в лице султана и шаха, а также пашей султана и ханов шаха. Сделавший так много в культурно-экономической жизни Картли, Вахтанг VI был вынужден покинуть родину и найти убежище в России.

О его жизни и деятельности, а также грузин, отправившихся вместе с ним в Россию, в том числе и о поэте Давиде Гурамишвили, я писал в нескольких номерах «Тбилисской недели». Думаю, читателю будет интересно узнать, что в 1700 году в подписанном в Константинополе трактате между Турцией и Россией, царь России Петр I упоминается «государем Иверской земли, карталинских и грузинских царей». С этим документом был знаком академик Паата Гугушвили. Документ хранился в Ленинграде с «Договорами России с Востоком» 1869 г. СПБ 1-34. Опираясь на этот документ, можно предполагать, что царь Петр I знал о своем происхождении по отцовской линии. Иначе он не назвался бы государем Иверской земли.

 

Екатерина Вторая

При Екатерине II, царствовавшей с 1762 года, во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов русское войско (около 3800 человек) впервые перешло кавказские горы и через Дарьяльское ущелье (будущая Военно-Грузинская дорога) попало в Закавказье. По официальной версии, целью этого похода было устройство диверсии против Турции с территории Грузии, и вместе с правительственными войсками Грузии организовать поход против Турции, как в этом убеждала Екатерина Вторая великого французского философа-просветителя Вольтера. Однако, как видно, глава этого похода – известный прусский авантюрист генерал-майор граф Тотлебен – больше слушался российских дипломатов «Тайного общества», которые дали тайные инструкции и вместо оказания помощи царю Ираклию II в деле изгнания турок с территории Грузии, устроил коварный и вероломный поход на Грузию.

12 мая 1770 года он отправляет письмо в Петербург, в котором пишет: «Думаю взять Тбилиси, всю Грузию подчинить правительству России, Ираклия II пошлю в Петербург или загоню в Черное море», (русский историк Сергей Соловьев,1820-1879). Между тем, сотрудник Тотлебена – военный чиновник Чоглоков – писал из Тбилиси в Петербург, что Тотлебен сошел с ума или думает о предательстве: «Он старается поссорить грузинских царей, с князьями обращается плохо, многих из них избил, других держит в оковах, уничтожает деревни, забирает у крестьян скот и хлеб. Вел переговоры с ахалцихским пашой, выгоняет лучших русских офицеров, у себя оставляет только немцев или русских с самым негодным поведением…».

 

Царь Ираклий II

Царь Ираклий II тоже жаловался премьер-министру России графу Никите Панину, что Тотлебен во время пребывания в Картли самовольничал, везде отдавал приказы и совершенно не спрашивал меня, сам занимался поимкой людей, их избиением и грабежами (профессор Александр Цагарели, 1844-1929). Грузинский историк Оман Херхеулидзе, занимавший пост мдиванбега (судьи) при дворе царя Ираклия II, автор сочинения, типа летописи, под заголовком «Царствование Ираклия II» писал: когда в 1770 году Ираклий II и генерал Тотлебен воевали с ахалцихским пашой, именно тогда, когда во время решающего сражения на помощь туркам пришел вождь Дагестана Малачила со своим войском, Тотлебен предательски покинул поле боя со своим войском и, несмотря на просьбы и мольбу царя Ираклия II, увел русское войско. Оставшись один против объединившегося турецко-дагестанского войска, царь Ираклий II не дрогнул, вступил в бой с врагом малыми силами и благодаря своему военному плану, ловкости и смекалке, победил врага. На этом не закончилось это противостояние. Через некоторое время грузинскому войску под руководством царя Ираклия во второй раз пришлось воевать с турецко-дагестанским тандемом в Аспиндзском сражении. На страницах «Тбилисской недели» (№21, 2015 г.) я писал об Аспиндзском сражении, о личном героизме царя Ираклия II, который в поединке с Малачила, вызвавшего царя на смертельную дуэль, отрубил голову предводителю дагестанцев саблей, и враг был почти полностью уничтожен. Оставшиеся в живых бежали с поля боя.

Во второй половине XVIII века царь Ираклий II достиг значительных успехов как в экономической сфере страны, так и во внешних взаимоотношениях. Из создавшихся напряженных внешних отношений 1769-72 годов он сумел найти пути выгодного выхода. Вскоре вновь подчинил отколовшееся Гянджисское ханство, вслед за ним Ереванское ханство, победил дагестанских лезгин и курдов. После этого все ханы Закавказья подчинились царю Ираклию II. К этому времени царь Ираклий II настолько усилился, что от него ожидали завоевания частей Ирана. Несмотря на эти успехи, Картли-Кахетинское государство беспрерывно искало сильное европейское государство, с которым можно было сблизиться и получать финансовую и военную поддержки. Ираклий II посылал послов разным монархам Европы, но эта попытка не дала результатов. С одной стороны, соседство Турции и Ирана, и кроме этого, незначительно развитый политический интерес к Закавказью. В то же время, перспективы экономического развития России все больше толкало ее к Ирану и Турции, следовательно, и к Закавказью. 21 июля 1783 года в Георгиевске представителями Екатерины II и Ираклия II был подписан трактат: Картли-Кахетинское царство по своей воле входит в протекторат Российской империи, в вассальную зависимость, с сохранением полной независимости во внутреннем управлении.

Для стороны, входящей в протекторную зависимость, основной смысл этого трактата был в том, чтобы получать от своего покровителя военную помощь для защиты от мусульманских врагов. Но жизнь показала, что этот трактат оказался лишь большим достижением российской дипломатии. Доверившись России, через 18 лет после подписания трактата, Картли-Кахетинское царство исчезло как государство. Позже такая же участь постигла и Западную Грузию.

Российская империя завоевала Кавказ прежде всего политически, после чего началось экономическое завоевание. В интересах колонизации Грузию усиленно заселяли немецкими колонистами, анатолийскими греками, турецкими армянами и русскими сектантами. В первые годы аннексии Восточной Грузии Россией, а именно в 1802 году, сын царя Иоанн просил императора дать разрешение в своей усадьбе поселить, желающих навсегда переселиться в Грузию из турецких и иранских провинций, курдов, турок и армян, которые и до этого в мирное время массово бежали сюда. Просьба Иоанна была передана Кнорингу, а он передал ее Коваленскому, который сообщает, что пока в Грузии камеральная опись не проводилась, не выявлено количество свободных земель, неизвестно, кому они принадлежат… Выясняется, что ненаселенных земель как в Картли, так и в Кахетии очень много и они большей частью состоят из плодородных полей. Сейчас, когда установился мир, у этих земель появились хозяева, которым эти земли принадлежали с давних пор.

Главной заботой российского царизма стала колонизация Грузии. В этом направлении первые шаги сделал Павел Цицианов. В 1804 году, после похода Цицианова на Ереванское ханство, отсюда в Тбилиси было переселено больше 2000 армян… В 1805 году заместитель министра иностранных дел Адам Чарторый-ский писал Цицианову: «На недавно приобретенных Россией берегах Черного моря для основательного господства, а также в будущем получения оттуда большой пользы, я думаю, что никакое мероприятие не будет такой реальной, как поселение русской колонии в Самегрело». Правительство считало целесообразным поселить здесь живущих на побережье Черного моря казаков, которые по характеристике Чарторыйского, были опытными рыбаками, пригодными для войны и привыкшими к местному климату. Будто было решено прислать сюда на военную службу тысячу казаков. Но устройство колонии не получилось. В основном потому, что Павел Цицианов жестоко воспротивился этому проекту. В 1805 году в связи с этим он писал императору: «Самегрело из-за слабости своих владетелей и частых набегов соседей находилось в притесненном положении, из-за чего имело место извращение нравов и торговля пленными. Торговлю пленными позволяли себе даже родственники Владетельного князя. После принятия мною энергичных мер, которые предусматривают передачу военному суду замеченных в торговле пленными и их ссылка в Сибирь, это зло прекратилось. В такой ситуации поселение здесь казаков было бы вредительством, так как эти казаки склонны к хищничеству».

 

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ.