Самоотверженность и героизм, проявленные грузинским народом в 20-х годах XVII века, заставило коварного шаха Ирана Аббаса I-го отказаться от своего плана, который предусматривал переселение всего народа Восточной Грузии в отсталые провинции Ирана, а на освободившихся плодородных землях Картли и Кахети создать поселение иранских племен. Для осуществления своего замысла властитель Ирана намеревался использовать грузин, оказавшихся по разным причинам в Иране, в том числе, и талантливого полководца, бывшего Моурави Тбилиси и Двалети, Георгия Саакадзе, бежавшего из Грузии вместе с семьей в Иран из-за интриг некоторых завистливых князей, убедивших царя Картли Луарсаба II-го в необходимости ликвидации Георгия Саакадзе.

Перед Георгием Саакадзе стояла дилемма – он должен был сделать выбор: или спасать свою родину, или после успешной военной карьеры в Иране поддержать план шаха по уничтожению Восточной Грузии. Саакадзе сделал выбор в пользу Грузии, тем самым, став самой значительной фигурой в борьбе против вероломной политики иранского шаха. После 1612 года, когда Саакадзе стал на службу шаха Ирана Аббаса I-го, он сделал немало: завоевал для Ирана Северную Индию и часть Ближнего Востока, одержал несколько побед над Турцией и прославился как полководец и политический деятель. О жизни и деятельности великого грузинского полководца Георгия Саакадзе имеется множество исторических сведений как грузинских, так и зарубежных авторов. Писали о нем историки Парсадан Горгиджанидзе, Платон Иоселиани, Нико Бердзенишвили, Ибрагим Печеви (1574-1651), Аракел Даврижеци (Аракел Тавризский – 1595-1669), Тедо Жордания и другие. Георгию Саакадзе посвящены труды Левана Саникидзе «Георгий Саакадзе», Джансуга Гвинджилия «Личность Георгия Саакадзе», Гиви Джамбурия «Георгий Саакадзе». Замечательную книгу написала кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Грузинского института истории и этнологии, лауреат премии Ладо Асатиани, Додо Чумбуридзе. Ее книга «Марткопское и Марабдинское сражения» была издана в серии «Библиотека воина». В ней описываются на научной основе исторические перипетия, сопутствующие той тяжелой эпохе, когда грузинский народ боролся за выживание и, благодаря большому таланту полководца, своевременно проявленной им инициативе и способности сплотить народ для борьбы с завоевателями за свободу родины, давала возможность выкрутиться из совершенно безнадежного положения. Таким полководцем был Георгий Саакадзе, боевые и организаторские способности которого поражали современников.

В 1614 году шах Ирана Аббас I предупредил царя Кахети Теймураза I-го, что идет на войну с Турцией и в знак своей верноподданности Теймураз должен прислать к нему сына заложником. По решению придворного совета Теймураз отправил заложниками свою мать – царицу Кетеван и 3-х летнего сына Александрэ. Но шах потребовал старшего сына, и Теймураз был вынужден исполнить это требование. Но и этим не ограничился шах, — следующим его капризом было требование, чтобы сам Теймураз явился к нему на поклон. Кахетинские князья поняли, что Шах-Аббас задумал истребить всю царскую семью. Теймураз предупредил царя Картли Луарсаба, что Шах-Аббас идет с войском, чтобы разорить Грузию и его сопровождает твой враг, Саакадзе. Грузинские цари приготовились к войне. Это уже было восстанием, и шах этого не потерпел. Сам шах возглавил войско. Луарсаб и Теймураз перешли к царю Имерети, который их приютил. Но Луарсаба шах обманом выманил из Имерети и запер в Гулабскую крепость. Шах остался в Кахети 50 дней. Обладая неуравновешенным характером, шах то клялся в дружбе кахетинскому населению и князьям, а то вероломно заставлял грабить население своим бойцам. Об этом красноречиво рассказывает современник Саакадзе, армянский историк Аракел Тавризский.

Трагедия Кахети воочию показала Георгию Саакадзе настоящее лицо шаха Аббаса и его цель. Великий полководец разгадал коварный замысел завоевателя. До бегства в Иран он чувствовал его вражеские намерения по отношению к Грузии. При иранском дворе Саакадзе глубже познал и осмыслил страшные намерения соседней страны. Саакадзе был трагической личностью. В 1614-1618 годах Шах-Аббас четырежды совершил поход на Грузию и все четыре раза Саакадзе был вместе с ним, хотя в сражениях не участвовал. Он ненавидел царя Луарсаба, который послушался советов Шадимана Бараташвили и других князей, выгнал свою жену, которая была родной сестрой Георгия Саакадзе, а потом решил убить самого Саакадзе. Саакадзе остался в живых благодаря князю Бааку Херхеулидзе, предупредившего Георгия о смертельной опасности. Херхеулидзе знал цену Саакадзе, героя Ташискарской битвы, в которой Саакадзе разгромил турецкое войско и спас Картли. Но героя предали князья во главе с Шадиманом Бараташвили, и царь, вынесший ему смертный приговор.

В результате противостояния царя Картли Луарсаба II и полководца Георгия Саакадзе, вокруг последнего возникло множество подозрений и кривотолков. Но кто мог в то время мечом и огромной волей сильно уменьшить непомерно возросший аппетит усилившегося завоевателя Шах-Аббаса? Это не могли сделать ни царь Картли Луарсаб II, и ни царь Кахети Теймураз I. В отличие от них Георгий Саакадзе сумел дать достойный ответ вероломному шаху и убить в нем желание уничтожить Грузию. После мученической смерти царицы Кетеван в Ширазе, шах был убежден, что жители Кахети будут деморализованы, но героизм царицы и ее непоколебимая вера в Христа, еще больше подняли боевой дух кахетинцев, разбудив в них чувство мести. Правитель Кахети Пейкар-хан знал, что уже многие кахетинцы, высланные в Иран, вернулись к своим очагам, и предупредил шаха о возможном восстании кахетинцев, с которыми своими силами он не сможет справиться. Изменники родины и доносчики у шаха были везде, в том числе и в Картли, среди некоторых князей, откуда шли доносы к шаху.

Шах-Аббас начал собирать большое войско в поход на Грузию. В конце 1624 года он вызвал к себе Георгия Саакадзе и его шурина – Зураба Эристави Арагвского. Коварный и осторожный шах оставил себе заложников – младшего сына Георгия, Паату и жену Зураба Эристави. Во главе огромного войска шах поставил Карчиха-хана, воспитанного в гвардии шаха, по национальности армянина. По секрету шах поручил ему разорить Кахети и Картли, но основной целью наметил физическое уничтожение грузинского народа. Советником Карчиха-хана шах назначил Георгия Саакадзе. Когда полководцы уже отправлялись в Грузию, шах громко сказал Карчиха-хану: «Без Саакадзе не принимайся за дело». Это была уловка шаха, так как до этого шах предупредил Карчиха-хана, чтобы он ждал его весть и действовал согласно его приказу. Основная сила иранских войск во главе с Карчиха-ханом расположилась в Марткопи. Здесь же находился и Саакадзе. Внешне он был спокоен и за спиной иранцев проводил тайную работу. Его преданные эмиссары в Иране дали ему знать, что шах посылал письмо Карчиха-хану, в котором он давал чрезвычайное поручение войску, находящемуся в Грузии. Саакадзе знал, что курьер шаха обязательно должен пройти Лочинское ущелье, поэтому он участил охоту на дичь в Лочинском ущелье. Иранцы знали его пристрастие к охоте и не удивлялись.

Во время очередной охоты он увидел всадника – иранца, они узнали друг друга, так как ранее встречались во дворце шаха. Саакадзе позвал его, а всадник ударил плетью коня с намерением ускакать, но Саакадзе догнал и поймал его. Обыскав всадника, он нашел письмо шаха Карчиха-хану. Всадник оказался курьером шаха. Убитому курьеру Георгий отрезал голову и вместе с телом закопал в Лочинском ущелье. Прочитав письмо (Саакадзе владел персидским и турецким языками), Георгий пришел в ярость. Шах требовал от Карчиха-хана полностью истребить кахетинцев, а карталинцев переселить в Иран, кроме того, он требовал от Карчиха-хана отрезанную голову Георгия Саакадзе. После этого Саакадзе стал действовать. Он ни с кем не поделился содержанием письма, и как советник Карчиха-хана, назначенного шахом, строго советовал ему послать часть войск в Кахети для помощи Пейкар-хану, в случае восстания кахетинцев. Карчиха-хан поверил этому ловко подброшенному аргументу, и послал в Кахети значительную часть войск. Этим Саакадзе раздробил иранское войско, что помогло ему выполнить немеченую задачу. Второй совет Саакадзе, который он дал Карчиха-хану, заключался в собрании и проведении переговоров с карталинскими князьями, чтобы они подготовили население к переселению в Иран. Карчиха-хан выполнил и этот совет, а Георгий, оставшись один на один с князьями, поделился с ними тайной о настоящем замысле шаха и прочел им письмо Шах-Аббаса.

Князья, наконец, поверили Саакадзе, так как воочию убедились в злом намерении шаха и чистосердечности Георгия Саакадзе. На этом же совещании был разработан план восстания, который закрепили клятвой. Враг не должен был почувствовать измену Саакадзе, поэтому он оставался в лагере Карчиха-хана. Те князья, которые собирали войско в назначенное время и в условленном месте, должны были дать сигнал Георгию о готовности. В лагере вместе с Саакадзе были его сын Автандил, князья Паата Хехеулидзе и Элия Диасамидзе и слуга Георгия Саакадзе – Папуна Вашакашвили. Все они были опытными и сильными бойцами. За пределами лагеря грузинское войско комплектовал шурин Саакадзе – Зураб Эристави Арагвский, 30 тысяч бойцов иранского войска спокойно спали в лагере. В ту ночь Карчиха-хан вместе с сыном Имамверди Бегом отдыхали в галере. На заре оглушительный боевой крик грузинского войска под командованием Зураба Эристави всполошил иранский лагерь. Растерянные воины Шах-Аббаса не знали, что делать. Карчиха-хан выскочил из шатра и позвал полководцев. Все 12 ханов вышли к Карчиха-хану в полном боевом снаряжении. Вышел и Саакадзе. Карчиха-хан интуитивно догадывался, что в этом замешан Саакадзе, поэтому накричал на него: «Слезай с коня и объясни, что происходит». Саакадзе спокойно ответил: «И ты садись на коня и присмотри за войском, по-моему, Теймураз напал». Пока Карчиха-хан вставлял ногу в стремя, Саакадзе пронзил его копьем. Одновременно Автандил лишил жизни Имамверди Бега.

Все пятеро грузин боролись как львы, Саакадзе отрубил голову и Юсуп-хану. Через несколько минут у иранского войска не осталось в живых ни одного полководца. Грузины беспощадно истребляли врага. Мстили за все, что перенесли за годы владычества шаха Аббаса. По сведению Мустафы Наима, из 30-тысячного войска бегством спаслись лишь 3 тысячи. Победив в Марткопи, Саакадзе вместе с войском двинулся на Тбилиси, где находился царь Симон с иранским войском. Он быстро взял столицу и окружил крепость, но Симон успел сбежать к шаху. Из Тбилиси Саакадзе двинулся на Кахети и, соединившись с Зурабом Эристави, они совместно истребили заселенных в Кахети туркменов. Турецкий историк Ибрагим Печеви писал, что за 40 лет шах Аббас не испытывал такого огромного убытка, как в Марткопи. Потом была Марабдинская битва и партизанская война Саакадзе с войсками шаха Аббаса. За эти годы Шах-Аббас потерял 60 тысяч отборных воинов. Это была половина всей могучей армии Ирана. Честолюбивые планы Шаха-Аббаса были похоронены в Грузии.

Малхаз  ЭБРАЛИДЗЕ.