В связи с 50-летием литературной деятельности Захария Эгнатьевича Чичинадзе, Совет Союза писателей всея Грузии в 1922 году издал небольшую книгу, посвященную жизни и творчеству Захария Чичинадзе, который всю свою жизнь, силы и неиссякаемую энергию пожертвовал на дело просвещения и повышения самосознания грузинского народа и развития нашей культуры.

«Творчество Захария Чичинадзе многостороннее, ни одна политическая партия в Грузии не сделала столько, сколько сделал Захария: невозможно определить количество книг, изданных Чичинадзе. Он сам писал, сам набирал, сам печатал, сам издавал и распространял. Портрет Захария Чичинадзе предельно ясен: он является рыцарем книги… Захария – историк, критик, биограф, библиограф, а также распространитель социалистических идей в Грузии и патриот. И когда мы смотрим на него, снова вспоминаем Мамисонский перевал и Рачу, откуда перед нашим взором раскрывается Имерети, как изумительное зрелище – разъяренная Риони, горы, исполосованные тысячами тропинок, бесконечные лесные ландшафты… Здесь часто встречаются гигантские ореховые деревья и грузинское национальное дерево дзелква, крепкое, как железо, и на это дерево походит сам Захария Чичинадзе, — дзелква нашей национальной души, 50-летний юбилей творчества которого сегодня празднует благодарная Грузия», — писал выдающийся беллетрист и общественный деятель Нико Николадзе, лично знавший Чичинадзе.

Захария Чичинадзе родился в Тбилиси 8 февраля 1854 года, отец его – Эгнате Чичинадзе – был из деревни Хотеви, которая ныне входит в Амбролаурский муниципалитет Рачи. Приехал он в Тбилиси в молодости и больше никогда не возвращался на свою родину. Здесь он стал работать и, как видно, зарабатывал неплохо, так как приобрел дом в Мтацминдском районе. Здесь же он женился на дочери тбилисского горожанина Мусикашвили, на редкость добродетельной и благородной девушке, которая хорошо знала лечебную книгу (Карабадин) и считалась приличным лекарем. У супругов родилось 15 детей, последним, пятнадцатым, был герой нашей статьи Захария Чичинадзе. С восьми лет он помнил свое детство: помнил школу на Мтацминде, в которую его определили родители. Здесь он учился с другом своего детства Тато Цулукидзе. Но вскоре из-за какого-то пустяка друзья поссорились. Начальник школы встал на сторону Тато, так как его родители были богатыми. Захария отчислили из школы. Родители перевели Захария в школу «Ираклия», где учителем был прогрессивный деятель Петрэ Умикашвили. Здесь Захария прилежно изучал историю и географию, но не любил математику. Этот предмет стал причиной его отчисления и из этой школы.

Родители и близкие родственники старались поставить подростка на правильную дорогу, все желали, чтобы он получил школьное образование, но их советы и наставления не дали желаемых результатов. Отец и мать предприняли последнюю попытку, определив Захария в Кашветскую школу, но он бросил учебу. Последним учебным заведением, куда отвели родители сына, была воскресная школа, где он остался на несколько месяцев… Известный грузинский литературовед Леван Асатиани (1900-1955) писал о Захарии Чичинадзе: «Тринадцатилетним он уже «заканчивает» учебу в первой начальной школе. В это время его просвещение исчерпывается знанием грузинской грамоты. После этого начинается период скитания. Школой подростка становится улица и базар, мост и майдан. Здесь он знакомится с превратностями жизни, с низшими слоями общества, социальным «дном», знакомится с жизнью нищенствующих людей, а также, с мастеровыми и рабочими. В то же время он приступает к работе: работает на табачной фабрике рабочим, после этого слугой в гостинице и, наконец, устраивается на службу в книгохранилище. Здесь он подряд «глотает» книги, без передышки читая разную литературу. Через некоторое время его видят в Комитете цензуры в должности мелкого чиновника. Здесь для него становятся доступными не только книги, но и бесчисленное количество запрещенной и нелегальной литературы. Захария усердно тащит оттуда домой множество запрещенных книг, журналов и газет, читает сам и дает прочесть другим».

Однажды по Штабной улице в Тбилиси шли знаменитые грузины: Акакий Церетели, Георгий Церетели, Нико Николадзе, Сергей Месхи и Кирилэ Лордкипанидзе. Перед гостиницей они увидели молодого парня лет пятнадцати с газетой «Дроеба» в руках, которую он старательно читал. Редактор газеты Сергей Месхи приятно был удивлен – у «Дроеба» появился новый читатель, и такой молодой. Он долго беседует с юношей. Оказывается, что молодой человек день и ночь занят чтением книг и даже у него выписана газета «Дроеба» (в то время подписчиками газеты «Дроеба» были всего 100 человек). Сергей Месхи приблизил к себе молодого человека, всячески помогал ему, покровительствовал, подстрекал его на учебу и вскоре Захария стал ближайшим сотрудником его газеты. С 1872 года 18-летний Захария Чичинадзе помещает в газету «Дроеба» небольшие письма под псевдонимом «Мтацминдели». Сергей Месхи, один из родоначальников грузинской журналистики, почувствовал необычайное будущее Захария Чичинадзе, поэтому всячески поощрял его, а при возникающих различных случаях, становился его преданным защитником. Именно поэтому Захария Чичинадзе назвал Сергея Месхи своим учителем. «В то время, когда я открыл глаза, — пишет Захария Чичинадзе, — я был сильно опечаленный, и сердце мое было наполнено печалью, что у нас, грузин, совсем не было грузинской книги. Мы были отвергнуты, грузинский язык подвергался преследованию. Только размножение книг и их издание представлялось мне целебным бальзамом для восстановления нашей национальности, и поэтому день и ночь жил этой надеждой».

С 1875 года 21-летний Захария Чичинадзе начинает издавать книги. Тогда рынок грузинской книги был весьма ограничен. Но Захария не испугало такое обстоятельство. Он был писателем, наборщиком, печатником и реализатором печатной продукции. Захария не удовлетворяется только изданием книг. Он открывает маленький книжный магазин. По воскресным дням он выносит широкий стол на середину базара и бойко распространяет грузинские книги в народе. Не довольствуясь этим, он путешествует по разным уголкам Грузии и берет с собой множество книг. Книги он продает, некоторые раздает и распространяет их. Со слов литературоведа Левана Асатиани, в этом отношении он напоминает благороднейшего персонажа произведения Эркмана-Шатриана «История крестьянина» Матюрена Шовеля, разносчика книг и газет, фанатика общественного блага, человека, не боявшегося ни труда, ни лишений, ни опасностей… (Эркман-Шатриан – псевдоним двух французских писателей Эмила Эркмана и Александра Шатриана, написавших многие свои произведения совместно.) Выдающийся французский писатель Анатоль Франс с сожалением отмечал, что пока еще не существуют комиссионеры, которые по утрам обойдут дома богатых и предложат читателям новоизданную литературу. Было бы хорошо внедрить это начинание, так как человек с головой, к тому же расторопный, из этого создал бы большое дело… Можно сказать, что то большое дело, о котором мечтал выдающийся французский мастер прозы в Грузии, уже функционировало, а расторопным человеком, который возглавил это дело, был популярный во всей Грузии литератор Захария Чичинадзе, но между идеальным комиссионером Франса и пожилым Захарием была существенная разница. Для последнего не существовало «домов богатых», он был бескорыстным комиссионером на культурном фронте.

Большую работу проделал Захария Чичинадзе по сбору грузинской фольклористики, путешествуя по Грузии, он собирал образцы народного творчества. Он собрал огромное количество грузинских народных легенд, стихов, сказок. Только в течение трех лет он собрал больше 500 старинных рукописей, в том числе, несколько рукописей на пергаменте, намотанных на специальную палку и спрятанных в кожаный футляр. Захария издал множество рукописей, много памятников древней литературы, забытых обществом, сделав их доступными для народа. Он издал «Картлис цховреба» («Житие Картли») в восьми томах. Захария Чичинадзе болезненно переживал плачевное состояние Грузии, особенно не мог примириться с захватов грузинских территорий османами. Прибывшие из Стамбула муллы по всей Аджарии распространяли ислам. В 1878 году по Берлинскому договору часть бывшей территории Грузии была передана Российской империи, появилась возможность возобновить контакты с мусульманской Грузией.

В 1887 году в Тбилиси приехали два молодых человека – Реджеб Нижарадзе и Исмаил ага-Каикацишвили, познакомились с Чичинадзе. Они впервые слышали от него, что мусульманская Грузия – древнейшая часть Грузии. Что здесь остались грузинский язык и названия местностей. Когда Захария заикнулся о том, что желает посетить их край, они с радостью встретили его намерение. В 1889 году с их помощью он отправился в Кобулети и взял с собой огромное количество книг, которые бесплатно раздавал, параллельно изучая жизнь грузинских мусульман. Второй раз, опять с множеством книг, он отправился в 1891 году в города и села нынешней Аджарии. После этого 10 лет подряд он ездил туда. Его все полюбили, он даже ходил с ними в джаме молиться, отпечатал на грузинском языке мусульманский молитвенник. Многие научились грузинской грамоте. К нему посылали детей, чтобы он рассказывал о Грузии и учил детей грузинскому языку. Таким образом закладывался фундамент духовного сближения с этим краем. Вместе с Чичинадзе в этой сфере работали Георгий Казбеги, Сергей Месхи, Иона Меунаргия и другие. Все грузинские газеты уделяли большое внимание делу просвещения в этом крае. Захария Чичинадзе посвятил много своих трудов тогдашней мусульманской Грузии.

Перу Чичинадзе принадлежит около 250 трудов. Чичинадзе известен как биограф наших писателей и общественных деятелей. Перо Чичинадзе не забыло и дело торговли и промышленности Грузии. Он издал два тома, в которых описана деятельность Давида Сараджишвили, Георгий Картвелишвили, промышленность нефти Зубалашвили… Ему принадлежит солидный труд о представителях фамилии Зубалашвили – известных меценатах и др.

Скончался Захария Чичинадзе 27 декабря 1931 года. Прах его покоится в Мтацминдском пантеоне. В память о нем одна из улиц Тбилиси Мтацминдского муниципалитета носит его имя.

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ.