Выдающийся режиссер Сандро (Александр) Ахметели является одним из основоположников современного грузинского театра. Однажды, знаменитый искусствовед, литературовед, фольклорист и скульптор Вахтанг Котетишвили в шутку сказал про Сандро Ахметели: «…Этот барс из Кизики (историческая область в Кахетии – М.Э.) - корабль огромного водоизмещения, жаль, что далеко не сможет поплыть – или утонет или взорвут…».

К сожалению,  это стало пророчеством, но, прежде, чем его «взорвали», великий режиссер успел внести неоценимый вклад в развитие грузинского современного театра. В его творчестве выявилась возвышенная душа современного театра, героика, импровизационные особенности: эмоциональность, изобретательность, динамичность, гармония… Почти полвека  на имя Сандро Ахметели было наложено табу. Правда, в 1956 году его и других  репрессированных сотрудников театра имени Руставели, реабилитировали, но по инерции молчание продолжалось. Видимо, этому способствовало и то обстоятельство, что все еще «были на коне» актеры, прямо или косвенно участвующие в травле режиссера.

Эту пустоту заполнили книги, изданные в 80-е годы прошлого столетия. Во-первых, «Всего одна жизнь» (1983), принадлежащая перу его супруги, актрисы и писательницы Тамар Цулукидзе-Ахметели, которая вместе с мужем прошла лагеря и осталась  в живых. Вышла  также книга «Жизнь Сандро Ахметели» (1986), написанная  заслуженным  деятелем искусств, профессором Василием Кикнадзе.  Открывшиеся в последние годы архивы проливают свет на трагический период жизни многих выдающихся деятелей.

В  одном из номеров журнала «Архивные вести» опубликованы материалы о том, как были репрессированы Сандро Ахметели и актеры его труппы.Но обратимся к истокам.

Юные годы

В 1886 году в селе Анага Сигнахского уезда у дьякона Василия Ахметелашвили и его супруги Мариам Одишелидзе родился ребенок, которого названии Александром. Семья Василия была зажиточной.  Дочь Екатерина получила  высшее образование в России,  она была супругой академика Григола Мухадзе, основателя грузинской хирургической школы.  А трое сыновей преуспели в выбранных профессиях. В 1891 году семья переехала в Телави.

Сандро поступил в Телавское духовное училище и  окончил его в 1900 году.  Вскоре Василий получил приход  в Гяндже,  он  взял с собой Сандро, который поступил там в гимназию. Однажды юноше  предложили сыграть Тимоте в спектакле «Ханума» вместе с приехавшими на гастроли звездами —  Нато Габуния и Васо Абашидзе. Сандро был счастлив, его все хватили.   Энергичный красавец  с  будто отлитыми из бронзы мускулами, с густой шевелюрой и  горящими, черными, как ежевика, глазами  прекрасно смотрелся на сцене. К тому же он не скрывал своих крамольных мыслей и был исключен за свободомыслие из гимназии Гянджи. Сандро  с трудом восстановили на учебу в Тбилисской гимназии.

Еще  в Телави он познакомился с Тасо (Анастасией), дочерью публициста и писателя Иванэ Ростомашвили. Тасо вспоминает: «Мы с увлечением беседовала с ним о театре, о наших актерах. Расставаться не хотелось, его горящие глаза притягивали. Он мне нравился: высокий, широкоплечий, с сияющим лицом, улыбающийся. Сандро время от времени приглаживал  рукой черные курчавые волосы и ласково глядел на меня…».  Неудивительно, что в 1907 году Сандро и Тасо поженились и в том же году у них родился сын Шалва. Сандро поступил на юридический факультет Петербургского университета и в 1916 году, окончив его, вернулся на родину.

В  студенческие годы  он сконструировал аэроплан и испытал его на горе святого Давида в Тбилиси.  Снимок, запечатлевший это событие. Был опубликован в «Сахалхо газети» («Народная газета»). Но на дальнейшие эксперименты у него не хватило средств. В 1917 году у Сандро и Тасо родился второй сын – Джуаншер. Близким другом Сандро Ахметели был знаменитый поэт и драматург Сандро Шаншиашвили. Они часто беседовали на актуальные темы о судьбе Грузии. «Я думаю, некогда мы были большим народом, многоземельным и многочисленным, и эта психология осталась в нашем сознании. Неоправданная щедрость, легкость уступок и, если угодно,  всеобъемлющий артистизм, который сидит в нас,  объясняют, что  мы всегда играем. Даже покойников не щадим —  на панихиде,  оплакивании,  поминках, везде присутствует артистизм, эта игра для показа друг другу…».

Режиссерская карьера

Видимо, этот врожденный артистизм и  повлиял на жизненный выбор Сандро: в 1919 году Ахметели был зачислен режиссером в труппу грузинской драмы, где  поставил  оперу Аракишвили «Сказание о Шота Руставели».  А через год его  пригласили режиссером в  Тбилисский грузинский  театр. Дисциплина в театре была низкой, актеры безответственно вели себя, часто пропуская репетиции. Сандро бескомпромиссно боролся за укрепление авторитета режиссера, строго наказывал прогульщиков.

Сандро занимался и  политикой, являясь  членом парламента независимой Грузии. Он  был в оппозиции, считая правительство Жордания безвольным, лишенным национального духа…Национальные мотивы на сцене ахметели попытался воплотить в постановке «Иные нынче времена»,  но режиссера подняли на смех, и он вынужден был оставить театр. В 1922 году вернувшийся из Москвы   Котэ Марджанишвили   возглавил театр и сразу пригласил  режиссером Сандро Ахметели.

На первых порах интерес Ахметели к символизму и экспрессионизму находили поддержку  Марджанишвили. Они совместно поставили «Саломею», после которой Сандро во второй раз пришлось уйти из театра… из-за некудышной дисциплина актеров.  Акакий Васадзе опоздывал, Ушанги Чхеидзе прогуливал, Верико Анджапаридзе могла развернуться и уйти с репетиции, а Мжавия явиться  пьяным и устроить дебош.  С этим темпераментный Ахметели мириться не мог. В 1924 году по его  инициативе  создается корпорация артистов театра им. Руставели. Основной задачей корпорации было преобразование организационной и творческой жизни театра.  Почетным членом корпорации, которая называлась «Дуруджи» стал Марджанишвили, передавший Сандро пост главного режиссера.

Вскоре ушла из театра Верико Анджапаридзе. В последний раз в постановке Ахметели она сыграла  в спектакле «Латавра». 6 августа 1926 года разойдутся  дороги Ахметели и Марджанишвили. В присутствии свидетелей Марджанишвили отберет у него должность главного режиссера и запретит независимо распределять роли. Ахметели не перечит, он на все согласен, лишь бы Марджанишвили остался в театре. Но Котэ неумолим  — он даже не прочитал написанное Сандро письмо.

Вместе с Марджанишвили из театра ушли Ушанги Чхеидзе, Тамар Чавчавадзе, Шалва Гамбашидзе, Сандро Жоржолиани. У каждого из них были личные обиды на режиссера. С Сандро остались Васо Годзиашвили, Акакий Хорава, Акакий Васадзе… Напрасно ждали обиженные артисты провала Ахметели. В 1928 году Сандро поставил драму Лавренева «Разлом». Спектакль прошел с триумфом, сделав  имя Ахметели и Хорава. Обиженные актеры  не могли смириться с успехом противника.

На дне рождения Тамар Чавчавадзе, на котором присутствовал Марджанишвили, они спланировали заговор против Сандро Ахметели. Тамар Чавчавадзе, Ушанги Чхеидзе, Сандро Жоржолиани и Шалва Гамбашидзе написали  письмо на имя правительства с просьбой вернуть  Марджанишвили. Они жаловались на Ахметели, обвиняли его в том, что  он ведет театр неправильной дорогой. От  нападок этой четверки, Ахметели спасли  Хорава, Васадзе, Годзиашвили и другие актеры. Которые горой стояли за Сандро. «В руках Ахметели даже мозг двигается», — говорил  членам правительственной комиссии Васо Годзиашвили. Ахметели остался в театре.

Между тем в его семейной жизни произошли перемены. Он официально развелся с Тасо Ростомашвили и взял опеку над детьми. Его второй женой стала самая красивая актриса той поры —  Тамар Цулукидзе. После «Разлома», с неменьшим успехом, Сандро поставил спектакль по драме Шаншиашвили «Анзор», а в 1930 году осуществил постановку пьесы Григола Робакидзе «Ламара». Но так как Робакидзе был запрещен, пьесу приписали Важа Пшавела.

Вокруг Сандро  не затихали страсти, одни до небес возносили его, другие  ругали. Главный герой спектакля «Ламара»  чем-то был схож с самим режиссером. Без Тамар, игравшей Ламару,  Сандро не мог представить свою жизнь, он любил ее неистово и верил ей. Этот упрямый и своевольный человек,  напоминавший несгибаемый мощный дуб, становился удивительно покорным и нежным рядом с  обожаемой женщиной.  Хотя свою любимую супругу Тамар Цулукидзе он особо не баловал ролями.

Огромный успех выпал на долю «Ламары» в Москве. Спектакль посетил Сталин и сфотографировался с Ахметели. После триумфальных гастролей в столице  созрел вопрос о гастрольной поездке театра в Европу. Но вмешался Берия, который был осведомлен обо всех перипетиях, происходящих в театре. В докладной он пишет, что Ахметели ведет подрывную деятельность, и с 1924 года руководит антисоветской организацией «Дуруджи». Тучи над режиссером сгущаются. Сандро успевает создать последний шедевр по драме Шиллера «Разбойники» («Интиранос»), т.е. «против тиранов». Спектакль получил высокую оценку. Это было в 1933 году. В 1935 году театр был на гастролях в Баку. Перед спектаклем Хорава кутил с друзьями. Об этом донесли Сандро.

Арест

Хорава был уволен из театра, а Васадзе понижет в должности. Ахметели потом скажет Шаншиашвили, что восстановит Хорава через некоторое время. Берия приказал  Ахметели восстановить обоих, но режиссер  не подчинился. Отказал  он и комиссии, посланной Берия. В 1936 году его арестовали  в Москве и привезли  в Тбилиси. Он перенес  222 дней  жестоких пыток в застенках НКВД. 29 июня 1937 года Сандро Ахметели и четверо сотрудников театра были расстреляны, а Тамар Цулукидзе-Ахметели, Бужужа Шавишвили и Нино Гвиниашвили приговорены к 10 годам заключения в лагерях строгого режима.

В 1955 году военный прокурор Цумаров представил заключение, что приговор должен быть упразднен и дело прекращено в связи с отсутствием состава преступления. Согласно делу Ахметели («Архивный вестник») поясняется, что статус главного свидетеля был у Акакия Васадзе. На основании его показаний были сформулированы основные обвинения. Он также назвал многих известных писателей, артистов, политических деятелей. В ходе реабилитации, Васадзе отказался от прежних показаний, обвинив  следователя в подмене протокола допроса…

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ