Великий  грузинский  трагик  отметил  80-летний  юбилей.

«Этому артисту, обладающему каким-то особенным магнетизмом, артисту, сыгравшему Отелло и короля Лира, ничего не может помешать. Ни коварный русский язык в столь многословной пьесе, ни непривычное для артиста такого уровня окружение, ни скромная по нынешним меркам режиссура. Мегвинетухуцеси буквально гипнотизирует зал, и его работа больше напоминает коллективный сеанс психоанализа, а не драматический спектакль. Он действует на сцене как настоящий большой мастер — за каждым его жестом и каждой интонацией, за каждой паузой видна мощная кропотливая работа, может быть та самая, не очень приятная, о которой говорил сам Креон, — но делать он её будет всегда и до конца, чего бы это ему ни стоило. На такого актера можно смотреть, не отрываясь, часами…» — так писала российская пресса, совершенно потрясенная работой актера в спектакле МХТ имени А. Чехова «Антигона». За роль Креона народный артист СССР Отар Мегвинетухуцеси был награжден  престижными российскими театральными премиями  «Кумир» и «Чайка».

На спектакле  «Антигона» Тбилисского театра имени Котэ Марджанишвили, в котором  восьмидесятилетний  Отар Мегвинетухуцеси вновь сыграл  свою звездную роль, вдруг пришло острое осознание: на сцене – последний грузинский трагик. Было удивительно наблюдать,  как  актер «держит» зал на протяжении двух часов! «Артист демонстрирует филигранную технику, поразительную в его возрасте готовность к любым, самым современным пластическим экзерсисам», — отметила Наталья Каминская  много лет назад.  Но в том-то и дело, что и сегодня Отар Мегвинетухуцеси  –  в прекрасной творческой и физической форме, на коне и,  как говорится, крепко держит ногу в стремени. Помню, когда несколько лет назад у  входа в марджановский театр открывали его «звезду», публика ликовала. Только сам артист, взошедший на театральный Олимп, казалось, не обнаруживал никакого волнения. Необычный разрез огромных серо-голубых глаз, статная, высокая фигура, гордая осанка делали его похожим на античного героя, невозмутимо взирающего на окружающих с высоты своего величия. Когда говорят об Отаре Мегвинетухуцеси, часто подчеркивают именно это качество актера.  Директор Эдинбургского фестиваля  Вильям Бардем Куц называл  Отара «Мой лев!». А Михаил Ульянов, покоренный его Отелло,  бурно выражал свое восхищение, сравнивая  Мегвинетухуцеси  с горными вершинами: «Эльбрус, Казбек! Выше того, что ты сейчас сделал, не бывает!»

Без сомнения,  всенародную любовь Отару принесла роль благородного разбойника – абрека Даты Туташхиа.  Но  лавры выдающегося трагического актера – царь Эдип, король Лир, Отелло,  Креон. Во всех его работах ощущается  эпическая  мощь, глубина мысли и накал страстей. Сегодня такие крупные актеры, с ярко выраженным  личностным началом,  встречаются все реже и реже.

Отару Мегвинетухуцеси всегда поручали  роли масштабные – он сыграл национальных грузинских героев:  писателя Илью Чавчавадзе, царя Давида Строителя,  Пиросмани, что говорит об огромном доверии к актеру. А в нашумевшей картине «Берега» («Дата Туташхиа») Мегвинетухуцеси воплотил образ идеального грузина, эдакого Робин Гуда кавказского розлива.  Точность попадания в образ была поразительной!

—  После «Даты Туташхиа» Отар  получил огромное количество писем, — вспоминает супруга актера, народная артистка Грузии Гуранда Габуния. — Помню, как я сидела всю ночь у режиссера картины Гиги Лордкипанидзе и читала эти письма. Мы  плакали и смеялись – писем-то  было около тридцати мешков! Помню одно письмо, которое написала тяжелобольная, долгие годы прикованная к постели  женщина. Зрительница писала, что когда фильм начали показывать каждый вечер по телевидению, она встала – Дата поднял ее своей силой! Еще одно письмо поразило меня. Его написала девочка из детского дома, родители которой разошлись. Я начала посылать ей посылки – грузинские сладости. Потом эта девочка снова написала Отару и попросила у него совета: «Как мне быть? Отец  зовет  к себе». Отар посоветовал ей  жить с отцом.  Авторы писем не раз приглашали в гости – на Байкал, еще куда-нибудь… Многие умоляли не заканчивать сериал. Дескать, нельзя, чтобы Дата Туташхиа не приходил к нам в дом еще и еще!  И каждый фантазировал продолжение фильма. Однажды получили письмо от министра внутренних дел Николая Щелокова.  Он писал о том, что в течение семи дней,  пока  шел сериал, в Москве не было ни одного случая ограбления, хулиганства. Люди бежали домой, чтобы  успеть на очередную серию. «Спасибо вам огромное за это!», — благодарил министр.

— Вся моя жизнь связана с Отаром Мегвинетухуцеси, — говорит создатель легендарного сериала народный артист СССР  Гига Лордкипанидзе.  — Этот интеллектуал, мыслящий, образованный актер умеет проникнуть в душу персонажа. В моей картине «Дата Туташхиа» Отар создал замечательный образ мудрого человека, настоящего мужчины,  который борется  за свободу личности. Актер этой ролью оставил неизгладимый след в душах людей. Я считаю Мегвинетухуцеси выдающимся актером! Я  очень любил его роли, сыгранные в моих спектаклях:  это Сирано де Бержерак, Николай I  из пьесы  В. Коростылева «Шаги Командора». Это был мой актер,  и я был бы рад, если бы и я был его режиссером.

Особая страница творчества Мегвинетухуцеси – шекспировские образы.  Литературовед,  шекспиролог Александр Аникст написал о работе актера в спектакле «Отелло»:  «Подлинный триумф постановки  —  это Отелло в исполнении  Oтара Мегвинетухуцеси. Он поистине прекрасен».

— Потрясающий успех был у «Отелло» в Веймаре, где проходил симпозиум, посвященный Шекспиру, — вспоминает Г. Габуния. — Шекспирологи восторженно приняли белого Отелло. После первого действия  в  зале на несколько секунд воцарилась тишина, буквально взорванная шквалом аплодисментов. А когда спектакль закончился, овации не смолкали в течение пятнадцати минут. Помню, как наш завпост смотрел на часы, и по его лицу текли слезы…

Есть в творческой копилке Мегвинетухуцеси еще один интересный образ – булгаковский Понтий Пилат в одноименном спектакле Темура Чхеидзе.

Основная идейная нагрузка спектакля  «Пилат»  легла на образ, созданный Отаром Мегвинетухуцеси, актером яркого психологического рисунка и масштабных страстей. Он показывает трагедию человека, оказавшегося перед страшной необходимостью выбора и в итоге  «умывшего руки», переложившего ответственность за судьбу невинного на других. Однако в отличие от булгаковского героя  Пилат Отара Мегвинетухуцеси активнее борется за жизнь Иешуа  — правда, уже приговорив его к смертной казни. В Пилате происходит жестокая внутренняя борьба и в то же время идет борьба внешняя — с Каифой. Герой проигрывает на обоих полях сражения: себе и первосвященнику.

Нурадин-Фридон  из спектакля «Книга» – последняя  по времени роль Отара после шестилетней паузы.  Режиссер Давид  Сакварелидзе поставил эту историю такой, какой  написал ее автор пьесы Ака Морчиладзе. Он не сделал из нее инсценировку, ни одного слова  не изменил.

— Отар всю свою роль построил на том, чтобы опровергнуть существующую легенду — легенду, которую создал Шота Руставели в своей бессмертной поэме, — говорит Г. Габуния. — Когда Тариэл и Автандил спасают  Нестан-Дареджан,  то рассказывают, будто с ними был Нурадин- Фридон. А он утверждает, что его там не было.  «Я не мог пойти с ними, потому что считал, что из-за женщины убивать нельзя. За нее можно заплатить золотом, серебром, отдать жилище, но не убивать людей!».  Тем не менее, легенда оказалась сильнее правды и стала причиной страданий и смерти героя. Его попытка опровергнуть ее не увенчалась успехом.  Это версия Аки Морчиладзе. Отар полностью доверился режиссеру. Не спорил с ним,  не стал настаивать на инсценировке. В  простоте, лапидарности, отсутствии режиссерской придумки он нашел глубокий трагизм. И получился, на мой взгляд,  очень интересный спектакль.

… В юбилейные дни  в Доме актера имени А. Хорава  прошел творческий вечер Отара Мегвинетухуцеси. Зал был набит битком, желающих поздравить актера было так  много, что стоящих оказалось значительно  больше, чем сидящих. Во время встречи со зрителями Отар Мегвинетухуцеси показал монологи практически  из  всех своих знаменитых  ролей, среди них  –  Сатин, Сирано де Бержерак, Дон Кихот, король Лир, Илья Чавчавадзе.  Однако  актер не только произносил тексты ролей, но и пел, танцевал.  Продемонстрировал широкий диапазон своих возможностей, сыграв комедийную сцену из спектакля «Провинциальная история» в паре со своей талантливой супругой  Гурандой Габуния.  Часто подчеркивают гражданственность актера — это остро и современно прозвучало в его монологе из давнего спектакля «Страх» Афиногенова. Вечер вел председатель Театрального общества Грузии, режиссер, народный артист Грузии  Гоги Кавтарадзе.

Поздравительные телеграммы от российских деятелей культуры, среди них —  Александр Калягин, Олег Табаков, Никита Михалков, Алексей Бартошевич — зачитал президент международного культурно-просветительского союза «Русский клуб», директор театра имени А. С. Грибоедова Николай Свентицкий. Кстати, «Русский клуб» издал замечательные календари, посвященные юбилею выдающегося трагика.   Актера тепло поздравил создатель «Даты Туташхиа» Чабуа Амирэджиби.

Юбилейные торжества продолжились в театре имени К. Марджанишвили.  После спектакля «Антигона» Отара Мегвинетухуцеси приветствовали коллеги из других театров Грузии,  желавшие актеру крепкого здоровья и творческого долголетия.