Паола Урушадзе, как сказано в послесловии к ее новой книге стихов «Сыграем, осень», автор многих стихотворных сборников. Среди них – «Сперва был сад», «Тбилиси – Тифлисъ», «Тбилисский тайник». Судя по названиям этих сборников, можно сказать, что Паола – поэт Тбилиси, что тема Города, в котором она родилась и живет, это  важный и особенный маршрут ее поэзии.

Сыграем, осень...И нынешний сборник это подтверждает, позволяя каждому из читателей отыскать в стихах Паолы тбилисские тайники и сверить эти находки со своими ощущениями и эмоциями. Старый дом на том же месте и полумрак подъезда, который окатывает прохладой даже в самый жаркий летний день каждого входящего. «Вечный город, вечно пьяных от вина, воды и соков, Город звуков фортепьянных, выбегающих из окон…». Всего два дорогих тбилисцам ощущения, а сколько за ними воспоминаний! 

Однако в стихах Паолы Урушадзе ценны не только воспоминания, но и такая близкая тбилисцам горечь потерь, грусть расставаний с тем, что мы любили в старом Городе, которому Время безжалостно стирает дорогие черты.

Куда? В какую щель / Ушли – под этот адский треск – / Твой азиатский аромат? /  Твой европейский блеск? /  И почему он вдруг умолк – /Тот легкий уличный шумок?.. / По одному, сквозь тайный лаз, /  Ушли и люди –  /Те, кто знал, / Какой была твоя весна,  / И где она – твоя казна, твой золотой запас?..

Для творчески зрелого лирического поэта так естественно откликаться на боль всего живого. «Перед домом дерево срубили… Ну, срубили… экая беда… перед домом дерево убили! Дерево убили… На-всегда». А ведь это не просто вдруг, неожиданно отмеченный глазом факт. Эта боль, вылившаяся в стихи, вполне установившееся отношение к жизненным явлениям, не может не зацепить, не остановить внимание читателя. И как объяснение поэтической позиции, невозможности и непредставимости жизни без облечения ее в стихотворную форму вот эти строки:  чтобы тоска жила века, боль не пропала даром – «хранить не в полости мехов, а только в емкости стихов». Да и надежнее пока не выдумано тары…  И именно поэтому в стихотворении «Варианты осени», датированном 2009 годом, обжигающие строки: «Не задавай вопросов, Осень, начни, начни свою работу – сбивай по месяцу, по году, смывай дождем… а первым смой тот год … две тысячи восьмой». 

В небольшом сборнике стихов «Сыграем, осень» несколько циклов. «Город в городе», «Финалы», «Детство», «Морской бог», «Ржавый желоб» и, конечно, «На книжных развалах». Конечно, потому что поэта не может быть вне книг, вне особенной любви к ним, вне поиска и погружения в их благотворное  пространство. «…Даже те, что мне достались (С подорожными) от предков, Те, в которых дед под старость Делал странные пометки В виде сердца и креста, Уцелели неспроста… И в заключительных строчках «Книги плачут по ночам…Что-то чуют  Сердцем… кожей».

А спустя время Паола вновь возвращается к этой теме. «Что будет с ними, без нас…потом…Дай-ка, поправлю тебе корешок… Дай-ка, обложку приглажу…».  Это о книгах, которые хозяева продают в лихолетье в «сытые» дома. Но в  этих строках не просто  любовь к Книге,  но и размышление о ее будущей судьбе. О том, что волнует всех любящих читать. Да, так удобно скачать на маленький, умещающийся в кармане компьютер большую библиотеку и читать все, что тебе хочется, где-нибудь в дороге, на даче или в самолете. А можно и не читать, а слушать, отгородившись от мира наушниками. Но как расстаться с теми пометками, которые хранят страницы старых, истрепанных и хранящих тепло многих рук, глаз и дыхания книг! Как отказаться от запаха книг, волнующего с детства?

У Паолы Урушадзе — свой поэтический голос и своеобразие манеры. У ее поэзии мягкий, женственный и изящный стиль, в котором есть и милое лукавство, смеющееся лукавство. «Небо вскинет брови чаек И в упор не замечает Взглядов моря…Может, дело в старой ссоре, Может, небо просто слепо (Море в нем души не чает), Может, тем же отвечает, Но скрывает. Ну, а чайки – эти вскинутые бровки – лишь уловки?».  И эта стихотворная улыбка немного сглаживает острое в своей печали чувство, которое прорывается в стихотворении, заключающем сборник:  «И каждый раз мы видим скв