Не так давно Тбилиси посетил российский актер театра и кино, режиссeр, сценарист и драматург, снявший нашумевшие картины «Белорусский вокзал» и «Осень», Андрей Смирнов

Не так давно  Тбилиси  посетил  российский актер театра и кино, режиссeр, сценарист и драматург, снявший нашумевшие  картины «Белорусский вокзал» и «Осень», Андрей Смирнов.

— Еще с советских времен мы жили в предвкушении приезда в  Грузию, — признался  знаменитый  гость. —  Я называл тогда это место «убежищем», потому  что  тут не было советской власти. А сколько у меня тут друзей!  Гаяне Хачатурян, Мераб Мамардашвили. Я виделся с философом  буквально за месяц до его кончины  в Москве. Это  был наш духовный лидер. Алик Джапаридзе — архитектор… В моей пьесе «Родненькие мои» герой — также архитектор — произносит:  «И как говорил мой учитель Алик Джапаридзе, лучшая архитектура — это красивая баба…»

—   В фильме  Алексея  Учителя  «Дневник его жены»  вы сыграли писателя  Ивана Алексеевича  Бунина. Трудно ли вам дался этот образ?

—  У Бунина ярко выраженный характер, что видно в его письмах и воспоминаниях о нем.  Он всегда просил уничтожать его письма, корреспонденцию. Потому что сама мысль о том, что не только его частная жизнь, но и  размышления о  творчестве могут стать достоянием общественности, вызывала у него бешенство. Матерился он по-русски виртуозно. Русский язык Бунина удивителен. К сожалению, я не слышал, как это делал Иван Алексеевич, но, думаю, стоило послушать. Пока мы делали  фильм о Бунине, я предупреждал  режиссера Алексея Учителя и  автора сценария Дуню Смирнову: «Иван Алексеевич проклянет нас из своей парижской могилы. Я совершенно серьезно этого опасаюсь. Давайте поклянемся, что мы поедем на эту могилу и попросим у него прощения». Итак, картина была сделана. Более того,  получила очень хорошие отзывы. Завоевала кинематографический приз «Ника» как лучший российский фильм 2000 года, а  я  был  отмечен за лучшую мужскую роль  — призом стали «Жигули», на которых я езжу по сей день, будучи посмешищем всей Москвы. Как только появилась возможность, мы, режиссер Алексей Учитель, актриса Галина Тюнина, сыгравшая Веру Николаевну, и я,   поехали в Париж – оставили вещи в аэропорту и  отправились в Сент-Женевьев-де-Буа,где покоится прах Ивана Алексеевича и его жены, положили цветы на могилу, выпили бутылку водки, прося у писателя прощения.  Сценарий Авдотьи Смирновой  в какой-то мере следовал за действительной историей жизни  ИванаАлексеевича. Как всякий артист, я старался как можно лучше воплотить замысел режиссера – вот и все. Никакого собственного отношения к этой картине у меня  нет. Существует  авторский и режиссерский замысел – каким бы ты ни был талантливым, или не очень,  актером.

— А вам близка личность Бунина?

—  Это образец художника и личности. Хотя бы по отношению к Октябрьской революции. Он был с самого начала в оппозиции  и до самого конца сохранял верность своим убеждениям. Он трепетно относился к искусству, которым занимался.  Знаменитый цикл «Темные аллеи» написан  им  в самые темные дни войны, причем написан в два приема. Частично в 1937-41 годы, когда Франция была оккупирована, когда практически  вся Европа оказалась под Гитлером. Потом начинается война с Россией, и  Бунин на три года замолкает. А в 1944 году, когда Красная армия вышла за рубежи России и исход войны определился, Иван Алексеевич создает основной корпус новелл. Так, с потрясающим мастерством им написаны «Ворон», «Чистый понедельник» – лучшие русские рассказы XX века. Бунин никогда не поступался своими принципами в отношении к собственному искусству. 

—  Последняя ваша  картина  «Жила-была одна баба»,  которую вы сняли как режиссер, посвящена трагическим событиям гражданской войны в России.  Фильм   потрясает зрителей!  В нем очень много негатива, фильм  не оставляет никакой надежды…

—  Я не согласен. Тема наводнения в финале картины, взятая  из старинной русской легенды о граде Китеже, — это же не что иное, как Божья кара, наказание! Нормальный зритель испытывает катарсис, пусть даже через эту Божью кару. Божий суд есть, Господь есть, и мне не кажется, что это безнадежность. Напротив, есть надежда на то, что мы вернемся на путь Христа.  Мне не кажется, что сегодняшний россиянин по своим душевным качествам сколько-нибудь превосходит своих бабушек и дедушек,  прабабушек и прадедушек.

—  Как вы считаете, человек  вообще стал хоть немного лучше, чем его далекие предки?

—  Я не Сократ и не Кант,  и об этом не берусь судить. По-моему, никакого духовного прогресса нет. Развивается цивилизация, а  человек лучше не становится. О каком духовном прогрессе можно говорить? Если сегодня обращаешься к Платону или заветам  Христа, которые до нас донесли евангелисты, то  осознаешь, что это на сегодняшний день недосягаемые образцы высоты духа!

Наверное, в целом общество стало гуманнее.  Я еще в школе учился, когда полиция в  США  расстреляла людей только  за то, что черных детей  привели в школу для белых.  А сегодня президент США – афроамериканец . Даже если взять советские нравы, то,  конечно, общество стало несколько демократичнее.  Но, по-моему, ничуть не терпимее и не умнее. Я не вижу роста терпимости, совестливости, и сколько бы русская православная церковь не претендовала на духовное руководство обществом, из которого по официальным данным лишь 4 процента населения посещает храм,  я не вижу,  чтобы христианство хоть на каплю проникло в российское сознание больше, чем это было при советской власти.

—  Фильм «Жила-была одна баба» получил премию «Ника» в номинациях «Лучший игровой фильм», «Лучшая женская роль», «Лучшая мужская роль второго плана», «Лучшая сценарная работа»,  «Лучшая работа художника»  и «Лучшая работа художника по костюмам». Но увидел ли вашу картину широкий зритель?

—  Какая-то часть аудитории видела, абсолютно ничтожная. Но картину показал  Первый канал Российского телевидения,  прямо накануне церемонии награждения кинофестиваля «Ника»,  в рамках передачи «Закрытый показ»  Александра  Гордона. Картина была в эфире где-то после полуночи, а разговор о ней начался в половине третьего ночи и продолжался до 4 утра.  И, тем не менее,  больше трех миллионов зрителей  посмотрели фильм и послушали  дискуссию.

С нынешним же прокатом  никакого будущего у русского кино не будет — у него нет аудитории, оно не может вернуть деньги, затраченные на производство фильма. Это абсолютно безнадежная ситуация. Но это не значит, что нельзя снимать хорошие картины.

— А что происходит с российским кино?

— Российское кино умерло – у него нет зрителя. За рубеж на фестиваль берут редкие «чернушные»  ленты.  Абсолютно. Нету зрителей ни за рубежом, ни в России.  В советские времена зрительская аудитория все-таки была. Существовал железный занавес,  но деньги, по крайней мере,  можно было заработать. Хорошие картины, конечно,  есть, но русское кино полностью исчезло под пятой Голливуда. Пришло новое поколение зрителей с поп-корном и кока-колой,  и оно ничего  не понимает  в настоящем кино.

— А какой выход?

— Накрыться одеялом и пить водку. Я  другого выхода не вижу.

— Изменился ли ваш взгляд на эстетику кино?

— Конечно. За это время появились выдающиеся режиссеры нового поколения. Пришли такие люди,  как Квентин Тарантино, голландцы, французы, англичане…. Конечно, кино развивается в живом контексте, все время что-то меняется, но судить об этом, будучи внутри кинопроцесса, мне очень трудно.

— Ваш беспощадный киноязык – это тоже порождение времени? Создается ощущение, что тебя просто не щадят как зрителя. Заставляют тебя все испытать вместе с героями фильма.

— Так было и в 20-е, и в  30-е  годы прошлого столетия. А Ингмар Бергман? «Девичий источник» –  это ведь1960 год, а настолько жесткий там киноязык! А итальянцы? Пазолини? Фазбиндер? Так было всегда. Просто были разные формы,  разная степень допустимости… Жестокость, насилие  – каждое время трактует их по-своему.

-В вашей картине «Жила-была одна баба» заняты прекрасные актеры.

—  Практически на каждую роль были подробные пробы.  Я работал над картиной долго: между зарождением замысла – это  декабрь 1987 года  –  и первым снятым кадром в 2008  году прошел  21 год. Но это не значит, что я занимался только данным проектом. Ведь нужно было на хлеб с маслом зарабатывать.

— У  вас, актера по профессии, есть особая система работы с актерами на съемочной площадке?

—  Никакой. Но, между прочим, я могу похвастаться. У меня легкая рука. В моей картине дебютировали прекрасные актеры  Леня Кулагин, Георгий Бурков. У меня впервые снялись  Наталья Гундарева и Александр Фатюшин. Потом эти актеры много снимались…

—  Вы больше себя режиссером, сценаристом или актером ощущаете?

—   Режиссером, прежде всего.

— В фильме Андрея Звягинцева «Елена» у вас прекрасная актерская работа.

—   В сущности, все это одно: создание сценариев, режиссура,  актерская работа.  Все это одна профессия – кинематографист. Кстати, моя жена,  актриса Елена Прудникова  — генеральный продюсер «Бабы». Деньги считала…  У Лены была кличка «главный редактор».  

— Наступили времена, когда жене-актрисе  приходится деньги считать. 

— Это лучше, никто не украдет спонсорские деньги… Мы пережили кризис  2008 года, потеряв…  миллион долларов! 

—    Большой резонанс вызвал ваш недавний  проект – документальный сериал «Свобода по-русски».

—  В 2006 году исполнилось сто лет со дня открытия первого российского парламента. Первая Государственная дума собралась после революции 1905 года,  в конце апреля 1906-го.  Мы готовились к  юбилею за два года до него… Проект осуществлен «Студией Кот», принадлежащей  моему младшему брату.  Над  картиной работал очень сильный коллектив.  Замечательные сценаристы:  знаменитый драматург Александр Гельман, блестящие документалисты Эдуард Дубровский, Виктор Листов. Три очень известных режиссера-кинодокументалиста:  Ирина Бессарабова, а  также Александр Гурьянов и Слава Падалка – два моих бывших студента,  уже самостоятельные режиссеры.  «Свобода по-русски»  — это десятисерийный фильм, посвященный столетию российского парламентаризма на фоне русской, и не только русской,  истории: там есть и международный контекст. Кроме исторического экскурса, в фильм включены  интервью с депутатами Госдумы, а также интервью с парламентариями  Исландии, Испании, Швейцарии, Швеции, то есть на широком международном фоне. Есть там и экскурс в историю Великой  французской революции. И, естественно, прослежена судьба первой, второй, третьей и четвертой Государственных дум, история  Учредительного собрания. В картине фигурирует множество историков, гениальный демограф, экономист Анатолий Вишневский,  известные политические деятели. Я очень дорожу этим фильмом.  Я был уверен, что картину оторвут с руками, однако ни один российский канал не взял ее,  открестился от нее,  как от чумы. В то же время фильм хорошо продавался в магазинах, на дисках. Был показан  по Израильскому телевидению. Год назад маленький частный телеканал «Совершенного секретно» тоже прокатал «Свободу по-русски»  в течение недели. Недавно ее показали в Перми, в рамках  международного фестиваля «Пилорама».  Начиная с 2005 года,  он  проходит в июле в музее истории политических репрессий «Пермь-36» на территории одноименного бывшего лагеря системы ГУЛАГ… Там люди смотрели, обсуждали картину. Кстати,  цензура не коснулась ни фильма «Свобода по-русски», ни картины «Жила-была она баба». Все-таки другие времена…

Инна БЕЗИРГАНОВА