«Хорошо быть молодым,  за любовь к себе сражаться. Перед зеркалом седым  независимо держаться…».

Эти известные стихи  Юнны Мориц вспомнились на днях – во время просмотра  работ  молодой художницы Тамар Абуладзе, выставленных в галерее «Шарден» на проспекте Руставели (в гостинице «Тбилиси-Марриотт»). Они дышат радостью бытия, брызжут солнечным светом,  наполнены нежными весенне-летними ароматами, так что и ты невольно заражаешься этим настроением ликования и восторга.

Тамар Абуладзе предстала на своей персональной выставке в трех ипостасях – живописца, работающего в смешанной технике  (акрил плюс акварель), акварелиста и художника-эмальера, то есть художника,  работающего в технике перегородчатой эмали…  И если в своих более ранних акварельных опытах Тамар Абуладзе сдержанна, вдумчива и созерцательна, то в своих живописных работах  дает волю своей богатой фантазии и эмоциям. Ее яркая колористика  в соединении с самыми невероятными образами и неожиданными сочетаниями декоративных деталей – это праздник искусства, полет души, свободное дыхание. Не зря Тамара любит птиц и часто изображает их на своих картинах. Впрочем, не только их, но и других представителей мира животных, правда, совершенно преображенных в эстетском сознании юной художницы. Ее работы красивы и жизнерадостны – как красива и жизнерадостна сама Тамара.  Особенно впечатляет одна из ее работ, которую можно назвать апофеозом творчества и вдохновения  – это своего рода гимн искусству!                  

  Будучи еще совсем маленькой, Тамуна приняла участие в художественном конкурсе – в итоге выиграла его и получила приз. Это стало импульсом для зарождения мечты: стать профессиональным художником.

  Девочка упорно шла к своей цели, занималась, посещала различные кружки. А по окончании школы поступила на архитектурный факультет Тбилисской академии художеств. «Это решение было обусловлено влиянием дяди и тети, архитекторов по профессии.  Когда я к ним приходила, мне очень нравилось рассматривать проекты и макеты. Однако по окончании академии я решила отказаться от архитектуры и целиком посвятить себя искусству. Почувствовала, что это мне ближе, что в области архитектуры менее комфортно себя чувствую. Черчение, проектирование –  огромный труд, энергетические затраты. Мне кажется, это больше мужское дело. В искусстве у тебя больше свободы, больше возможностей для полета фантазии. Очень люблю Русудан Петвиашвили, испытала ее влияние  в графике. Но сейчас я ищу свой стиль, свой  неповторимый  узнаваемый  почерк», — рассказывает Тамара.

  Начинала она с акварели и графики. И сейчас иногда работает в этой технике, и все-таки ее  приоритеты  изменились  – Тамуна отдает предпочтение  стилю арт-деко.  Для неискушенных: арт-деко — это влиятельное течение в изобразительном и декоративном искусстве первой половины XX века,  зародившееся  во Франции в 1920-х годах и получившее популярность в 1930-1940-е годы в международном масштабе. Оно проявилось в основном в архитектуре, моде, живописи. Это эклектичный стиль, представляющий собой синтез модерна и неоклассицизма. Стиль арт-деко также испытал значительное влияние таких художественных направлений,  как кубизм, конструктивизм и футуризм. Особенности арт-деко, как отмечают источники, — это «строгая закономерность, смелые геометрические формы, этнические  геометрические узоры, богатство цветов, щедрые орнаменты, роскошь, шик, дорогие, современные материалы (слоновая кость, крокодиловая кожа, алюминий, редкие породы дерева, серебро)»…

— Тамара, откуда у тебя  интерес к  арт-деко?

— Мне всегда нравились  абстрактные работы Пабло Пикассо. Очень хотелось повторить этот опыт самой. Я вообще люблю работать с различными декоративными деталями – чем они сложнее, тем мне интереснее. Отсюда родился и мой интерес к арт-деко. Я раньше делала и гобелены. Но потом оставила это непростое занятие, требующее упорного труда и времени. Однако стиль, к которому я обратилась в живописи,  используется мной в ювелирном искусстве, а именно – в перегородчатой эмали. Хочу сблизить по стилистике свои ювелирные изделия и живописные работы. Кстати, чем больше перегородок, чем больше мелких деталей, тем больше ценится  изделие. Интерес к арт-деко  родился у меня  сравнительно  недавно —  три-четыре года назад.

— Как рождаются твои фантастические образы – удивительные танцовщицы и балерины, причудливые бабочки, птицы, слоны, пантеры, романтические корабли?

— Я очень люблю анималистическую тему в искусстве. И животных люблю. Больше всего я не хочу, чтобы мои работы были банальными. Изображая животных, я вовсе не стремлюсь показать их такими, какие они есть на самом деле. Мне хочется придумать свою интерпретацию, чтобы моя картина была особенной, необычной. Вот у меня и получаются такие немного странные птицы, жирафы, пантеры, бабочки…

— Мне кажется, в этих работах ощущается влияние восточной культуры.

— Возможно. Кто-то увидел в моих работах даже отзвуки африканской темы, африканской культуры. А мне просто хочется объединить в своих работах красоту всего мира. Если это возможно.

— В картинах, выставленных в галерее «Шарден»,  столько света и ликования! Чувствуется, что их сотворил совсем еще молодой человек, который просто радуется жизни, всем ее впечатлениям и мгновениям.  Обращение к деко-арту наверняка  связано с твоим новым душевным состоянием?

Конечно. Когда я начинаю работать, результат всегда зависит от моего настроения. Это определяет цвет, форму, композицию. Графика все-таки связана с более минорным состоянием души или, может быть, в ней скупее выражены эмоции. Был у меня период в жизни, когда привлекала именно графика. Думаю, сейчас мои живописные работы отражают больше энергии, веселья, в них больше креатива.

— Допускаешь, что тебе надоест эта стилистика и ты будешь искать что-то совершенно новое?

— Конечно, допускаю. Ведь я занималась графикой, акварелью, но оставила это. Я  все время в процессе творческого поиска. Но пока мне интересен деко-арт, и я ни о чем другом не думаю. Случается, что я  долгое время вообще ничего не пишу – нет идей,  вдохновения. Но вдруг постучится  Муза… и мир открывается мне по-новому.

— Наверное, трудно быть оригинальной в технике перегородчатой эмали! Столько уже пройдено, что, казалось бы, ничего нового придумать невозможно. Как уйти от штампов, повторов, не быть банальной?

—  Да,  это действительно не просто.  Все работы в этой сфере как бы похожи друг на друга. Я стремлюсь к тому, чтобы мои работы были более насыщенными, загруженными, стремлюсь использовать больше перегородок,  делать больше деталей. Потому что многие,  кто работает  в этой технике,  стремятся  к упрощению – легче потом заполнять изделие цветом… Я использую  приглушенно-желтый, красный, комбинации белого. Те, кто занимаются перегородчатой эмалью, редко прибегают к таким сочетаниям. Мои работы именно этим и отличаются. 

— И  в картинах у тебя такое многоцветье! 

— Золотая, серебряная краска, оранжевый, красный,  желтый  цвета. Люблю акриловые краски. Цвета получаются более яркими – особенно золотой, серебристый. Между прочим, я не люблю давать названия своим работам… Вот только одну назвала – «Танцовщицы». 

— Кто твои  любимые художник, композитор, поэт?

— Нико Пиросмани, Русудан Петвиашвили,  Пабло Пикассо – вот три моих любимых художника.  Из композиторов – Бетховен… В литературе предпочитаю поэзию. Любимый автор — Важа Пшавела.  Обожаю его стихотворение «Орел».  Ведь оно  связано с темой природы, птицами – самой моей любимой темой.

— Ты чувствуешь себя свободным человеком?

— Думаю, да.

— Счастлива?

— Очень. Во время работы – в  особенности.  Тогда я открыта, раскованна, свободна…

 — Как птица?

—  Наверное… (смеется).

Инна  БЕЗИРГАНОВА