Навсегда преданный РодинеВидный грузинский политический и общественный деятель, отважный воин и патриот, талантливый писатель и журналист Давид Вачнадзе был одним из выдающихся деятелей национально-освободительного движения в Грузии. Он автор четырех книг, из которых следует выделить «Грузия между Севером и Югом с древнейших времен до наших дней», а также «Грузинские национальные корни и русский большевизм». Его перу принадлежит множество статей на злободневные темы и «Тетради воспоминания» («На службе родины»). Большой интерес вызывает доклад Давида Вачнадзе на парижском собрании, отпечатанный в 1933 году под заголовком «Традиция межнационального единстве в истории Кавказа».

Небольшую монографию о жизни и творчестве Давида Вачнадзе издал профессор Гурам Шарадзе; свое исследование о его жизни опубликовала профессор Русудан Даушвили; писал о нем также историк Шота Утиашвили…

После провозглашения независимости Грузии Давид Вачнадзе постоянно находился в гуще событий, связанных с принятием мер по защите территории независимой Грузии от турецкой экспансии. Совместно с другими представителями грузинского правительства, он вел переговоры с представителем Германии в Грузии графом Шуленбургом. Как известно, Германия поддержала независимость Грузии. Немецкие батальоны под руководством барона Фридриха фон Крессенштайна, твердо стояли на страже независимости Грузии до окончания Первой мировой войны. О перипетиях, связанных с этим периодом в истории Грузии, я писал в «Тбилисской неделе» (№21, 2012 г.). Давид Вачнадзе сохранил нам интересное воспоминание о том отрезке времени, когда после поражения Германии в Первой мировой войне и ее капитуляции 11 ноября 1918 года, немецкие батальоны покидали Грузию.

Вот отрывок из его воспоминания: «Корабли Англии вошли в Черное море. Немецкие батальоны в срочном порядке подготовились покинуть Кавказ… Больной лежу в постели. Забегает моя супруга: «Дата, генерал Кресс (Крессенштайн – М.Э.) сидит в нашей гостиной, хочет видеть тебя!..» Встал, еле оделся и вышел к генералу. Кресс с озабоченным лицом протянул мне руку…»

Извинившись за беспокойство, генерал сказал, что зашел попрощаться, так как в 5 часов вечера со своей делегацией едет в Поти. Рассказал, что англичане уже в Тбилиси и их передовой отряд занимает главный Тбилисский вокзал. Генерал был недоволен действием МИД Грузии, которое на его просьбу о выделении охраны для его делегации не удостоило его ответом, видимо, приезд англичан внес переполох в МИД. Взволнованный Кресс просил Давида позвонить в военное министерство. Давид задумался, времени оставалось мало и он решил действовать самостоятельно.

«Дорогой генерал, ни о чем не беспокойтесь. Ровно в 5 часов пожалуйте со своими сотрудниками и вещами на Тбилисский вокзал. В это время я со своими друзьями и соответствующими гарантиями встречу вас на вокзале. – Но вы же больны? – У меня уже нет времени для болезни, дорогой генерал! У нас сказано: друг познается на рати и при беде… Не могу терять ни минуты, надо выполнять данное слово». Давид быстро переоделся в свою военную чоху-архалук, вооружился и помчался на Тбилисский вокзал, заведомо позвонив всем своим, чтобы они явились на вокзал. «Торжественный зал» вокзала заполнен был шотландскими стрелками. Перед входом зала стоял высокий шотландский часовой в короткой юбке. Давид самовольно восстановил свои старые права «уполномоченного» и приказал начальнику Тбилисского вокзала: «Приготовленный для немцев поезд сейчас же перевести на главный вокзал и поставить прямо перед «Торжественным залом».

К счастью, в дороге Давиду встретился капитан Георгий Абхази, хороший знаток английского языка. Они вместе подошли к часовому шотландцу и попросили вызвать начальника. Вышел молодой офицер с курительной трубкой во рту. Его вежливо попросили перевести свою сотню из «Торжественного зала» в другую комнату, так как зал нужен был для проводов немецкой делегации. Шотландский офицер нагло заявил, что не уступит зала. Тогда Давид пошел в ближнюю от вокзала казарму и через 15 минут привел хорошо вооруженную грузинскую сотню, расставив солдат перед «Торжественным залом». Во второй раз шотландцев не пришлось просить, они заняли ту комнату, которую предложил им Давид. В 5 часов «Торжественный зал» заполнился грузинами: здесь были члены парламента, грузинские офицеры, политики, деятели культуры… Подъехала и немецкая делегация во главе с генералом Крессом. Представитель грузинского правительства Сабахтарашвили прибыл с ящиком шампанского. Генерал Кресс, улыбнувшись, сказал Давиду, что мирного пути он не ждет, так как им придется проезжать между английскими военными эшелонами, идущими из Батуми, а англичане намереваются захватить вещи и документы делегации. Давид ему ответил, что они смогут защитить закон древних грузин – покровительства гостям. Давид повернулся к Георгию Абхази и сказал: «Капитан, выберите из этой грузинской сотни 30 лучших солдат и с этим отрядом сопровождайте поезд немецкой делегации до Поти. Примите все меры для их безопасного продвижения». Георгий Абхази отрапортовал, что все будет сделано. Генерал Кресс крепко пожимал руку Давиду и благодарил его, а потом сказал: «Мы потерпели поражение, оставляем Грузию и Кавказ. Нас заменят англичане и французы, хотя последние сейчас ваши враги, но так как я друг Грузии, для свободы которой мы помогали вам чем могли, считаю себя обязанным посоветовать вам немедленно обратиться к ним с просьбой помочь в деле защиты вашего молодого государства». Это было последним словом благородного немецкого военного деятеля. На второй день от Георгия Абхази поступила телеграмма о благополучном прибытии немецкой делегации в Поти. Позже, от других, подробно узнали, что благодаря исключительной смелости и мужеству Георгия Абхази и его отряда удалось благополучно провести поезд между эшелонами враждебно настроенных против немцев английских войск. В Поти англичане не дали немцам корабль, нарушив условия заключенного договора, и по распоряжению правительства Грузии Георгий Абхази перевел немецкую делегацию в Кутаиси, где народ с большим уважением встретил немецкую делегацию и весь месяц оказывал им грузинское гостеприимство. Позже граф Шуленбург, восхищенный таким приемом грузин, встретившись с Давидом в Тбилиси, сказал: «Теперь я действительно изучил грузинскую рыцарскую историю… Передайте вашим соотечественникам огромное спасибо за исключительное внимание и уважение, которое грузины оказали нам в эти тяжелые дни». В феврале 1919 года немецкая военно-дипломатическая миссия благополучно покинула грузинскую землю.

Давид Вачнадзе прошел тернистый жизненный путь. О себе он оставил автобиографические сведения, мемуарные труды, книгу «Кем был, где был и что делал?», посвятив ее своим дочерям. Профессор Гурам Шарадзе в монографии о Давиде Вачнадзе опубликовал воспоминания младшей дочери Давида – Нателы… Родился он в 1884 году в семье полковника Российской армии, выходца из села Бакурцихе Владимира Вачнадзе и Елены Мачабели. В семье он был первенцем, после него родились три сестры – Нино, Тамар и Кетеван. Получив домашнее образование, в 1894 году он поступает в Тифлисский кадетский корпус, после окончания которого продолжает учебу в Петербургском военном училище. Службу начинает в саперном батальоне в звании подпоручика, сначала в Варшаве, а затем в Тифлисе, куда его перевели в 1905 году. Будучи на военной службе, в 1906 году, с целью приостановления азербайджано-армянской резни и примирения враждующих, он вел активную работу. В этом же году принимал участие в организации «Кавказского офицерского союза», целью которого было сменить деспотический режим империи на либерально-демократическую форму правления и этим путем освободить Грузию от колониального гнета. В 1907 году по своей воле он вышел в отставку с военной службы и через несколько дней стал свидетелем национальной трагедии – вероломного убийства Ильи Чавчавадзе. Он впервые слушал пламенное выступление Михако Церетели на Верэ, когда тело покойного везли из Сагурамо в Тбилиси, Церетели клеймил позором убийц отца нации. С этих пор у Давида окончательно созрело решение бороться за освобождения Грузии от России.

В 1908 году 24-летний Давид Вачнадзе женился на Тамар Цицишвили. У них родились две девочки – Ирина (1910-1979) и Натела (1913-1990). В 1912 году Давид вместе с Ревазом Габашвили, о котором я писал в «Тбилисской неделе» (№40, 2012 г.), основали еженедельный журнал «klde» («Скала»). В журнале сотрудничали такие известные деятели, как писатель Михаил Джавахишвили, поэт Шалва Амиреджиби, художник Оскар Шмерлинг и другие. В 1917 году Давид Вачнадзе вместе со своими единомышленниками – Ревазом Габашвили, Константином Абхази, Нико Николадзе, Эквтиме Такаишвили, Спиридоном Кедия — основывает национал-демократическую партию, программа которой была разработала еще в 1906 году Ильей Чавчавадзе. Нельзя не отметить и заслуги Давида как одного из участников в деле восстановления автокефалии Грузинской церкви. После провозглашения независимости Грузии Давид Вачнадзе становится членом парламента от национально-демократической партии. В 1918 году правительство назначает его Уполномоченным Грузии при «Немецкой императорской военно-дипломатической миссии», которой руководил уже известный нам генерал Крессенштайн. В октябре 1918 года за заслуги перед родиной Давида награждают орденом царицы Тамар. В 1919 году Давид Вачнадзе был возведен в звание полковника и принимал активное участие в мобилизации вооруженных сил для защиты территории независимой Грузии. После оккупации Грузии большевиками в феврале 1921 года и эмиграции национального правительства во Францию Давид остался в Грузии и продолжал борьбу против большевиков, захвативших Грузию. Он всячески помогал Какуце Чолокашвили в организации партизанской войны. Создал склады оружия в Бакурцихе и Телави. Разрабатывал планы восстания с генералами Варденом Цулукидзе, Сандро Андроникашвили, Нестором Гардапхадзе при участии Какуцы Чолокашвили и других. Он принял самое большое участие в разработке знаменитого «Хевсуретского восстания» в августе 1922 гола. Но после провала «военного тайного штаба» из-за предательства одного из членов студенческого комитета национал-демократической партии весной 1923 года и расстрела членов штаба Давид перешел на нелегальное положение. В 1924 году по поручению своей партии Давид тайно пересекает границу Турции и встречается с Михако Церетели и бывшим министром султана Махмудом Тавдгиридзе по вопросу оказания помощи Грузии. Однако, после потопления в крови большевиками восстания за восстановление независимости Грузии в августе 1924 года, Давид вынужден был остаться в эмиграции, обосновавшись в Париже, где постоянно работал в грузинской эмигрантской прессе. В 1939 году он переезжает в Рим по приглашению своей двоюродной сестры Марины Мачабели, которая была замужем за министром Италии Франческо Франзони, и живет у них на вилле. В 1942 году известный нам граф Шуленбург приглашает Давида в Берлин для создания «Грузинского политического комитета» в целях выявления грузинских пленных и их подготовки для войсковых кадров освобожденного Кавказа, однако этому воспрепятствовал Розенберг, а в 1944 году Шуленбурга казнили, как участника заговора против Гитлера.  В то время Давид жил в Австрии. Семья Давида жила в Тбилиси. Было трудно без отца, но все они спаслись от репрессий 30-х годов, но в 1952 году жену Давида Тамар Цицишвили и старшую дочь Ирину с ребенком – Лали Микеладзе, под Новый год выселили в Казахстан. Спаслась младшая дочь Натела, как жена партийного. Тамар скончалась в ссылке в 1953 году, а ее дочь Ирину и внучку Лали освободили после смерти Сталина. В дальнейшем Ирина работала во Дворце пионеров, а Лали Микеладзе, будучи женой академика Симона Хечинашвили, в Институте психиатрии. Со слов профессора Русудан Даушвили, после смерти жены Давид женился на замечательной женщине, немке Марте Килман. Большая семья Килман обожала Давида. Давид скончался в 1967 году, Марта позже него. Многочисленное потомство Давида Вачнадзе и Тамар Цицишвили достойно несет ген своих предков.

 

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ