На IV Международном Славянском литературном форуме «Золотой Витязь» наша соотечественница, писательница Зоряна Чеботарь стала обладательницей приза «Серебряный Витязь»

На IV Международном Славянском литературном форуме «Золотой Витязь» наша соотечественница, писательница Зоряна Чеботарь стала обладательницей приза «Серебряный Витязь» и Диплома за роман «Лавия. Обретение души». Он относится к жанру «православное фэнтези» – это произведения, показывающие  человеку возможность существования сверхъестественного, подготавливающие  его к восприятию духовного мира, и, в конечном счете, открывающие дорогу к Богу.

— Христианское фэнтези  представлено, к примеру,  известными произведениями, входящими в  цикл «Хроники Нарнии»,  –  пояснила Зоряна. – Он состоит из семи детских фэнтезийных книг (сказок), написанных Клайвом Стэйплзом Льюисом в виде историй, сказок, притч. «Лавия. Обретение души» –  мой третий по счету роман. Правильное понимание православия, думаю, необходимо людям. В наше непростое  время, когда особенно активизировались демонические силы,  многие  «подсаживаются» на  романы  Стефани Майер, прославившейся  серией «Сумерки»… Мы романтизируем то, что никак не должны романтизировать. Я сама лет пять назад зачитывалась серией «Сумерки». Ведь бесовское начало  завораживает, увлекает!  К тому же этими романами навязывается католическое видение мира. А мне было интересно узнать, чем католическая небесная иерархия отличается от православной.  И я нашла, к примеру, что в православии 8 пороков, а в католичестве – 7. И они отличаются. Как правило, никто не пишет о небесной иерархии в христианстве. А я  рассказываю о солдатах,  небесных и земных. Один из главных героев у меня – монах, восстанавливающий монастырь. Действие происходит в глубинке,  где народ брошен и обречен на прозябание. Случается так,  что именно здесь появляется монах, живой помощник Господа, обладающий даром провидения.  Он занимается отчиткой – изгнанием бесов. Я не случайно обратилась к этой теме. Мне кажется,  некоторые люди не могут решиться войти в храм. Я ненавязчиво,  не назидательно объясняю, что такое иконостас, что служители церкви протягивают нам руку помощи. Но есть и невидимые помощники – ангелы, архангелы,  святые. Это очень сложная иерархия. Я беру в своем романе, так сказать, низшую ступень небесной иерархии  – ангелы и архангелы.  С благословения батюшки  я старалась писать мистические тексты о том, как идет борьба светлых и темных сил.  Верите или нет, но во время работы у меня  отключился компьютер и пропал  трехстраничный текст, который я писала в течение двух часов. Я работала во время Великого поста, и у меня было описание этого события, но в форме сказки, притчи. Литературный критик, музейный работник, заместитель главного редактора, заведующий отделом поэзии журнала «Новый мир» Павел Крючков, верующий человек, сначала даже немного испугался моего романа. Потому что о таких вещах обычно пишут осторожно. Особенно когда касаются православной церкви. Когда он все-таки решился прочитать «Лавию», то признался, что православное фэнтези стало для него открытием. В своем отзыве он написал: «Это третий роман автора, пишущего в жанре православной фантастики. Смелое в каноническом смысле сочинение (между тем, фантазия автора остается в рамках канона и благочестия), рассчитанное на своего читателя. В каком-то смысле – «наш ответ Толкиену», не бегущий от пружин интриги с одной стороны и не лобового проповеднического пафоса – с другой».  Я не хочу быть миссионером, но буду счастлива, если после моей книги человек задумается и зайдет в церковь. Постоит перед иконой и поразмыслит над тем, что наша жизнь не заканчивается  с физической смертью, что она продолжается и что нас ждет впереди длинная  дорога. В романе приводятся наглядные примеры того, что может произойти с человеком.  Пути Господни неисповедимы.  Не скажу, что это детективная история, но главная героиня попадает в разные истории и в итоге Господь все расставляет по местам. И приходит понимание, что только Господь делает так, как надо.

— Зоряна, ожидали ли вы такой высокой награды на фестивале «Золотой витязь»?

—  Не ожидала. Правда, и до этого у меня были победы в жанре малой прозы. Так, недавно я стала лауреатом литературного конкурса  Дома моды «Prada» (Италия). Представила тогда  рассказ «Рогоза». Я также дважды лауреат Международного конкурса  малой прозы «Белая скрижаль» 2012 года за  рассказы «Рогоза» и «Их идеальный мир». Номинант литературного конкурса фантастического рассказа «ФАНШИКО – 2012» — рассказ «Без конечности». У меня два псевдонима:  Софи Жарден –  под ним я пишу малую прозу  и Заряна Луговая –  им я подписываюсь, когда представляю большую прозу.  Начала я писать с детства. Но потом все забросила и ушла в медицину. Я, так сказать,  ребенок «интернэшнл». Родилась на Украине, много путешествовала с родителями, жила на Крайнем Севере, два года училась в США. Поэтому для меня не существует места, которое я могла бы считать своей родиной. Я много ездила. Так получилось, что с 17 лет жила одна. Имею высшее медицинское образование, училась в ординатуре управления делами президента на кафедре хирургии. Там же познакомилась со своим будущим супругом —  хирургом. По мужу я Купарадзе. Мы уже 14 лет вместе, и у нас двое детей. Я занималась косметологией и пластической хирургией.  Но нашим обоюдным желанием было, чтобы дети росли на родине, чтобы они ощущали свои корни, традиции. Поэтому когда стал вопрос переезда в Грузию, я ни минуты не сомневалась. По приезде в Грузию я сразу поняла, что это «моя тарелка». Я влюбилась в эту страну, увидела ее одухотворенность, красоту. Тут каждый камешек дышит древностью. Грузия  –  столп веры. В каждом грузине это ощущается. Возможно,  наш переезд в Грузию и подвиг  меня на занятие литературой, создание произведений в жанре православной фэнтези. Мне нравится это ощущение традиционности, осознанности веры  –  в хорошем смысле консерватизм православия, который я вижу в Грузии.  И это я воспитываю в своих детях. Я очень благодарна мужу – он сразу поддержал меня в моем намерении писать, даже подарил ноутбук. Потому что у меня  был риск стать обычной домохозяйкой – в Грузии у меня  не было бы возможности заниматься медициной…

— Расскажите, пожалуйста, о вашем романе «Рокировка небес». 

— Это альтернативная православная фантастика, тоже связанная с религиозной тематикой. Действие романа происходит одновременно в трех параллельных потоках Времени. В первом живет главная героиня романа – подданная постапокалиптического королевства. Второй пронизывает  наше время. Третий – результат «нечаянного» возвращения главной героини в… 1982 год. Двое влюбленных разделены непреодолимой преградой – они принадлежат к двум разошедшимся ветвям эволюции человечества.

Одновременно я начала писать любовно-исторический роман. Меня приметили  в Интернете, и со мной начали работать известные литераторы, литературные редакторы.  Я и сейчас учусь на курсах практической драматургии, организованных при Союзе писателей России,  у  известного сценариста, преподавателя ВГИК Марины Александровны Хмелик. Хороших сценаристов определенно  не хватает! Вернее, у сценаристов не хватает идей, а писатели не умеют писать сценарии. Так что сейчас я познаю специфику  сценарного дела.  Мне говорили, что мои произведения очень кинематографичны. Обучение ведется в дистанционном формате.  Я получила сейчас задание написать киноновеллу. Это интересно. Я взяла за основу один из моих рассказов – «Прощеное воскресенье». 

— Зоряна, чувствуете, что вашей рукой водит кто-то сверху?

— Однозначно! Роман «Лавия» не был запланирован мной. Я сидела и писала, писала…  Кстати, девиз «Золотого витязя» — «за нравственные идеалы, за возвышение души человека» —  очень подходит  моему роману. Когда я услышала в исполнении президента международного кинофорума «Золотой Витязь», народного артиста России Николая Петровича  Бурляева «Оду» Гавриила Державина, то просто обомлела, потому что четыре строки этого произведения стали эпиграфом моего романа. Николай Петрович –  интересная, многогранная  личность. Бурляев – это уже имя нарицательное. За ним – нечто  по-настоящему светлое и доброе. «Золотой витязь» – это объединение не только славян, но всех, кто говорит на русском языке.  Куда я попала! На литературном  форуме  собрались такие незаурядные личности, известные литераторы!  На пресс-конференции я думала: «Боже мой, как мне повезло: сидеть рядом с такими людьми!»  Спасибо «Золотому витязю»!  

— Вы входите в тбилисское литературное объединение  «Молот.ОК»…

—   Здесь собираются  самые разные талантливые молодые ребята. Им, конечно,  необходимо поднимать свой профессиональный уровень. Могу посоветовать молодым авторам: читайте классику, глубоко изучайте русский язык. Я выросла в русскоязычной, но не в  русской среде. Это обычно отражается на особенностях речи. Участие в различных конкурсах – самообучение молодого автора. Кстати, сейчас я работаю над историко-биографическим романом «Пушкин». Это нечто совершенно новое. Я охватываю бессарабский, одесский период биографии поэта, очень важный, ведь именно на юге зародилось декабристское движение.      Задумала роман о духовном становлении Александра Сергеевича, нашла много нового,  интересного в пушкинистике, и это новое  иногда идет вразрез  с видением советской филологической науки.  К сожалению, в Интернете в основном перекачивается с одного на другие ресурсы одна и та же информация. Я  работаю с известным пушкинистом  Владимиром Евгеньевичем Орловым.

— Вам принадлежит  и любовно-исторический роман «Роза Трианона».

—  Это фанфик – сочинение по мотивам популярных оригинальных литературных произведений, произведений киноискусства.  Я взяла в качестве оригинала серию «Анжелика» Анн и Серж Голон, имитировала  даже их  стиль. Это роман-апокриф.  В нем  мной дано, в том числе, описание двора Людовика XIV…  Когда я о чем-то пишу, то должна все дотошно, детально изучить, чтобы никто потом не имел основания выразить свое несогласие. Два издательства согласились напечатать мое сочинение, но только с разрешения автора. Я связалась, но, увы, получила отказ.

Хотела бы написать роман о Грузии, но пока не могу. Потому что еще не прочувствовала страну до конца, не вполне поняла грузинский менталитет. Но  я очень полюбила  Грузию.

— Каким своим произведением дорожите больше всего? 

«Лавией».

— Кто это – Лавия? 

— Так зовут ангела смерти. Лавия – солдат божий.  Проводник, отводящий человеческую душу к вратам смерти. Но в моем романе она спасает девушку, которая собирается покончить жизнь самоубийством. Лавия  понимает,  что это игра черных сил, и спасает ее. Рядом с девушкой стоят ангел и демон, который что-то ей нашептывает. Ангелу запрещено вмешиваться в такие дела, но Лавия  спасает потенциальную самоубийцу, за что ангела смерти наказывают. С этого и начинаются все его приключения. Девушка осталась жива, но она одержима бесами. Родители не понимают, что с ней происходит. Ради нее они уезжают в глубинку. Туда же попадает Лавия.  Между светлыми и темными силами идет борьба за эту область. С помощью монаха удалось эти места отвоевать у темных сил. У меня современный подход к тому, что такое суд Божий, Богородица и  т.д.

— Зоряна, как относитесь к произведениям Стивена Кинга?

—  Я не стала бы его рекомендовать молодым неофитам. И Михаила Булгакова –  тоже. Русская православная церковь мягче относится  к православной фэнтези, чем раньше. К примеру, жития святых – это нечто стабильное, ортодоксальное,  для воцерковленных.  А вот мои произведения – это православное воспитание души, они предназначены для неофитов.Это в хорошем смысле слова проповедь, но не назидательная. Она не отталкивает, и у читателя, надеюсь, возникнет желание почитать Серафима Саровского, а не «Хроники Нарнии».

 

Инна БЕЗИРГАНОВА