Справедливость требует  начать рассказ о Палиашвили с самых старших представителей знаменитой династии, но из чувства солидарности к женскому «сословию», решила оживить в памяти читателей образ Юлии —  яркой продолжательницы богатых музыкальных традиций известной семьи, заслуженной артистки республики, солистки Тбилисского театра  оперы и балета.

Юлия Палиашвили -  звезда  музыкальной  династииЮлию Палиашвили с детства окружали музыка и музыканты. Она была всеобщей любимицей,   дяди — Иван, Захарий и Леван Палиашвили души не чаяли в племяннице. Особенно Захарий, который после смерти малолетнего сына Ираклия решил удочерить ее, так Юлия Николаевна стала Юлией Захаровной. У девочки был абсолютный слух,   и, по рассказам очевидцев, Захарий часто, работая, усаживал ее перед роялем, просил подпевать, проверяя, как будет звучать та или иная ария. На Юлии лежала еще одна, только ей доверенная, обязанность – приносить в кабинет дяде чай с вареньем.

Вернемся на время к тем замечательным людям, влияние которых предопределило судьбу Юлии.

Из 18 детей Петре Палиашвили до зрелого возраста дожили четверо,  трое посвятили себя музыке. Сам Петре пел в церковном хоре. Туда, позже, пришли и его сыновья – Иван и Захарий. Иван играл на органе, впоследствии стал известным органистом, пианистом и дирижером. С 1922 года до самой смерти в 1934 году был дирижером Тбилисского оперного театра, основал симфонический оркестр «Общества молодых грузинских музыкантов» — впервые в Грузии IX симфония Бетховена звучала под его руководством. Несколько лет Иван работал в оперных театрах России и Украины.

Добавить что-то новое о деятельности Захария Палиашвили трудно.  Основатель классической национальной оперы, родоначальник национальной композиторской школы, первый композитор, отразивший в своих произведениях духовную силу и грузинский фольклор, собиратель и издатель более 300 народных песен, руководитель хора, оркестра, грузинского филармонического общества, дирижер, педагог, профессор, впоследствии директор Тбилисской консерватории.  Только всеми  любимых опер — «Даиси», «Абесалом и Этери», «Латавра»   достаточно, чтобы признать Захария Палиашвили гордостью грузинской культуры.

От братьев не отстал и Леван – композитор, автор опер «Иавнана», «Вепхисткаосани», романсов, хоровых и оркестровых произведений, составитель учебника по гармонии. Прямые наследники Левана — известный дирижер Вахтанг Палиашвили, талантливый кинооператор Нодар Палиашвили и прекрасная артистка руставелевского театра Натела Палиашвили.

Лишь отец Юлии, Николай, изменил семейной традиции, избрав профессию врача, хотя прекрасно разбирался в тонкостях музыки, любил и иногда наигрывал для собственного удовольствия.

Чувствуя поддержку блестящих родственников, обладая прекрасным голосом и талантом, вряд ли Юлия могла избрать иную профессию, кроме как оперной певицы. Еще будучи студенткой консерватории, она дебютировала на оперной сцене в партии Розины в опере Россини «Севильский цирюльник». Став солисткой театра, Юлия пела ведущие партии в операх «Даиси», «Абесалом и Этери», «Риголетто», «Травиата», «Богема», «Баши-Ачуки», «Сказки Гофмана». Творческая деятельность органично сочеталась со счастливой семейной жизнью. Отдавая всю энергию сцене, она, тем не менее, отлично справлялась с домашними обязанностями, но перед спектаклем вся семья ходила на цыпочках – Юлия готовилась к выступлению, гасила свет в своей комнате и запиралась.

«Мама безгранично любила свою профессию, театр был у нее на первом месте, но, к сожалению, ей пришлось рано покинуть сцену, после того, как в течение недели ушли из жизни сначала ее отец, а затем любимый муж, Бежан Чхеидзе, — рассказывают ее дочери Тамара и Тина. – Поэтому всю нерастраченную энергию она реализовала в педагогической деятельности, перенесла свою любовь к творчеству на студентов. Сразу после ухода из театра пришла в консерваторию и до самой смерти работала на кафедре вокала. Студенты очень ее любили, говорили, что она профессор не только по должности и званию, но и по знанию их внутреннего мира».

Результатом бескорыстной, плодотворной р
аботы Юлии Палиашвили стали большие творческие успехи ее учеников – народной артистки Лианы Калмахелидзе, солисток «Ла Скала» Иано Алибегашвили и Наны Кавтарашвили. Тамара вспоминает, что у них постоянно месяцами проживал кто-то из студентов матери, она не только занималась с ними, но и заботилась о них. Даже в последние недели жизни, полулежа на диване, она не прекращала занятий. Тяжелая болезнь всего за четыре месяца привела к концу жизнь этой красивой, излучавшей доброту, певицы. 

«Не помню, чтобы мама о ком-то отзывалась неодобрительно, неприязненно, интриги обходили ее стороной. Она старалась не выделяться, скромно и добросовестно занималась своим делом. За простоту и добродушие ее все уважали и любили, с коллегами и партнерами у нее были прекрасные отношения».Юлия пела со знаменитыми певцами – З.Анджапаридзе, Н.Андгуладзе, Б.Кравеишвили, П.Амиранашвили и долго не могла забыть, как Петре в порыве эмоций, в ходе действия с такой силой схватил ее за руку, что вывихнул ее. Юлия мужественно допела спектакль, но руку пришлось долго лечить.  «Курьезов и всяких непредвиденных происшествий на сцене было немало, — вспоминает Тина. – Я не все помню, знаю, что однажды маме и Надежде Харадзе, выступающим вместе в опере «Баши-Ачуки», влепили строгий выговор.  Почему-то они  во время исполнения  дуэта Мзии и Мтварисы  постоянно  в самый неподходящий момент  давились от смеха. Певицы сами не могли объяснить, что происходит. Но хохот нападал на них каждый раз, когда дирижировал известный своей строгостью Дидим Мирцхулава».

Необыкновенно теплые отношения были у Юлии с Вахтангом Палиашвили, и она любила его не только как близкого родственника, с ним было легко и приятно работать. Добрая, отзывчивая и ласковая Юлия раздавала любовь всем родным и близким. Ей было дорого родовое гнездо Палиашвили на улице Бакрадзе, где прошли ее счастливое детство и юность. Свято хранила все традиции знаменитой семьи, надеясь передать их следующим поколениям.  Юлия передала в дар государству  дом со всеми дорогими ей вещами. Сейчас это – Дом-музей Палиашвили, где в небольшом концертном зале проводятся музыкальные вечера. Обидно одно – никто из младшего поколения не продолжил музыкальную традицию. Да и сам род Палиашвили заканчивается на сыне Нодара, Алеко, проживающем в Москве. Дочери Юлии тоже не стали музыкантами. Тамара – специалист английского языка, а Тина, хоть и окончила музыкальную десятилетку, не пожелала продолжить учебу в консерватории, посвятив себя психологии. Однако каждый год по традиции сезон в  Тбилисском оперном театре имени Захария Палиашвили начинается его шедевром. Мы с благодарностью вспоминаем династию музыкантов, и видное место в их плеяде отведено Юлии Палиашвили.