Великий Моурави

В феврале 1915 года в газете «Теми» («Община») с большим опозданием была напечатана речь Акакия Церетели в защиту прославленного грузинского полководца Георгия Саакадзе, более известного в истории, как Великий Моурави. Небольшой фрагмент из этой речи выявляет позицию поэта по отношению к личности Великого Моурави: «Возьмем Георгия Саакадзе, прозванного Великим Моурави. Если бы «Витязь в тигровой шкуре» не был написан раньше него, он сам бы казался нам живым Тариэлом. Его внешность, ум и понимание, желание достичь намеченного и привести его в исполнение было невероятным!.. Сказочным, каким-то изумительным…» В подтверждение своей точки зрения, Акакий приводит и слова армянского историка XVII века Аракела Давризеци (1595-1669): «…Был этот человек проницателен, сведущ во всех делах, представительный исполин, отважный и весьма храбрый, непобедимый, великий ратник: к какой бы стороне не присоединился – побеждал другую противную сторону и как траву косил полчища противников, устилая ими поле боя…»

Был 1609 год, в Грузии стояло жаркое лето, жители городов и сел занимались своими обычными делами. Неожиданно со стороны Джавахети забили тревогу; население спешно стало выносить из домов имущество и грузить на запряженные арбы, торопясь  укрыться в густом лесу. В Грузию проникла 60-тысячная армия турок и крымских татар. До этого турки и их вассалы, крымские татары, окончательно отобрали Багдад у другого агрессора – Ирана. Эта победа  разожгла аппетит завоевателей, и они решили захватить и Грузию. Войско турок и татар быстро продвигалось вглубь страны, опустошая деревни. Враг подошел к Манглиси и, зная, что царь Картли Луарсаб II находится в летней резиденции Цхирети, решил отсюда пробиться и захватить его. В маленькой деревне Квелта близ Манглиси враг захватил деревенского священника Тевдорэ, торопившегося закрыть церковь и присоединиться к односельчанам, ушедшим в лес. Угрожая священнику, враги требовали провести их к Цхирети. Тевдорэ колебался, но затем вдруг решился и повел врага «коротким путем». Турки с радостью шли за ним, надеясь, что через 3-4 часа будут владеть драгоценной добычей. Но Тевдорэ шел на Запад, отдаляясь от Цхирети. Через несколько часов враг догадался, что Тевдорэ обманул их, взбешенные турки и татары стали пытать несчастного, изрубили его на части и выбросили в овраг. В тот день они не могли найти дорогу, а царю и находящимся с ним полководцам, Георгию Саакадзе и Зазе Цицишвили, уже доложили о случившемся.

Еще до рассвета перед резиденцией царя собралось грузинское войско, в основном из близлежащих деревень, но оно почти ежеминутно пополнялось новыми группами бойцов. Наученные горьким опытом, большинство грузин были бойцами и имели при себе оружие и коней. Под руководством Георгия Саакадзе и Зазы Цицишвили на окраине села Наиби грузинское войско отбросило численно превосходящие силы противника, нанеся ему ощутимый урон. Враг, повернувший на Гори, намеревался взять Горийскую крепость и укрепиться в ней, но мост через Куру был предусмотрительно разобран и туркам пришлось переплыть полноводную Куру и расположиться лагерем у села Ташискари (ныне Хашурский район), грузинское же войско расположилось у села Ахалдаба и перекрыло дорогу туркам в случае их отступления к Ахалцихе. На военном совете был принят план Георгия Саакадзе, и ему же было поручено единоличное руководство войском. На рассвете грузинское войско неожиданным ударом посеяло панику в стане врага и одержало блестящую победу.

Войско врага было почти полностью уничтожено и лишь небольшая часть спаслась бегством. Храбро бился с врагами и царь Луарсаб, но в этом сражении особенно прославился Георгий Саакадзе. Грузинам досталось большое количество трофеев и пленных. Эта битва вошла в историю как Ташискарская битва, а священник Тевдорэ, отдавший жизнь за родину, был причислен к лику святых. После этой победы, которая фактически спасла Картлийское царство от исчезновения, Георгий Саакадзе стал незаменимой особой при царском дворе. К тому же царь Луарсаб II в 1611 году женился на младшей сестре Саакадзе и его положение еще больше укрепилось. Высокородные картлийские князья, которых обуревала зависть, не вынесли факт выдвижения Саакадзе и начали строить козни против него. Особенно усердствовал в этом деле воспитатель царя, занимающий должность супраджи (управитель личной службы царя) Шадиман Бараташвили, который беспрерывно клеветал на Саакадзе, не отставали от него и князья Парсадан Цицишвили и Каихосро Джавахишвили. Враги Саакадзе не смогли скрыть от царя боевые заслуги Моурави, но упрямо выставляли свой аргумент для отставки Саакадзе, что он не такой высокородный, как они.

А теперь о родословной Георгия Саакадзе: предки Георгия были дворянами. Один из них – Дона Саакадзе – упоминается в исторических источниках как соратник царя Баграта V (конец XIV века). Этот род усилился во второй половине XVI века, когда отец Георгия Саакадзе Сиауш стал моуравом, а также кассиром царской казны и советником царя Картли Симона I, а младший брат Сиауша — Зураб Саакадзе получил должность сахлт-ухуцеси (управитель хозяйственно-финансовыми средствами и администрацией царя). В 1570 году в семье Сиауша Саакадзе и Тамар Бараташвили родился второй сын, будущий полководец Георгий Саакадзе, после рождения которого семья перебралась из деревни Пели, обосновавшись в деревне Носте, где у них был дворец, крепость и придворная церковь. Кроме этого, семья Саакадзе владела около 40 деревнями со своими крестьянами, а в Эртацминда находился фамильный монастырь Саакадзе и семейная усыпальница. Сиауш Саакадзе уже владел титулом князя. Молодой Георгий Саакадзе по примеру отца тоже стал сподвижником царя Симона I, после пленения которого сопровождал его в турецком плену. После воцарения Георгия X Саакадзе продолжал верно служить отечеству, участвуя во всех боях, которые вели цари Картли против захватчиков.

В 1604 году шах Ирана Аббас I вызвал Георгия X для взятия Ереванской крепости, и здесь отличился Георгий Саакадзе. Крепость была взята, и после возвращения на родину Георгий X возводит его в дидебулы, присвоив ему фамилию Моурави. В 1605 году Георгий Саакадзе занимает место своего отца, как моурави Тбилиси, потом становится одновременно моуравом (правителем) Тбилиси, Двалети (территория между Дарьяльским ущельем и Мамисонским перевалом) и Цхинвали, а позже и всей Картли. Георгий Саакадзе был женат на дочери могущественного феодала Нугзара Арагвского Эристави, а его дочери были замужем за крупными феодалами Эриставом Ксанским и господарем Самцхе, старший сын Автандил Саакадзе был женат на имеретинской царевне, так что аргументы Шадимана Бараташвили и других врагов Саакадзе не имели под собой никакой почвы.

Но, тем не менее, заговорщики не унимались и требовали от царя погубить его. В своем произведении «Новое житие Картли» историк XVIII века Бери Эгнаташвили пишет, как заговорщики требуют от царя расстаться с женой, сестрой Саакадзе. Луарсаб не хочет пойти на этот шаг, но заговорщики убеждают его, что Моурави хочет полностью захватить власть в свои руки и склоняют царя к решению избавиться от Георгия Саакадзе. Его приглашает царь в Цавкиси на охоту, где его собираются тайно убить. Георгий даже не мог себе представить, что его, имеющего такие заслуги, обрекут на смерть. Он не ожидал такого предательства от царя. К царю поехал он с одним провожатым. Его спас от неминуемой гибели парештухуцеси царя (начальник прислуги) Баака Херхеулидзе, который знал настоящую цену Моурави. Бааке удалось предупредить его о заговоре. Георгий в одном архалухе выскочил во двор, успел взять только саблю, вскочил на первую попавшуюся лошадь и с большой скоростью выскочил со двора. Со слов историка Бери Эгнаташвили, Бааку Херхеулидзе наказали, отрезав ему нос и губы. А Георгий мчался в Носте, чтобы спасти свою семью. Он успел это сделать. После больших приключений вся семья Георгия добралась до села Мисакциели, откуда начинались владения его тестя Нугзара Арагвского Эристави. Нугзар, увидев свою любимую дочь и зятя в таком состоянии, возмутился. В то время он был самым могущественным феодалом, главное войско царства выходило из его владений.

У Георгия тоже было много сторонников в Картли: сам Нугзар, Иесе Ксанский Эристави, Теймураз Мухранбатони, Заза Цицишвили и другие. Они могли собрать солидное войско и дать бой царю, но Саакадзе не желал братоубийственной войны и решил покинуть Грузию, отправившись в Иран на службу к коварному шаху Аббасу в 1612 году. Шах принял его с радостью. Великий Моурави сразу же включился в войны, завоевав для Ирана Северную Индию и часть Ближнего Востока, несколько побед одержал и над Турцией, и прославился как полководец и политический деятель мирового масштаба. После того как шах Аббас I заключил мир с Турцией, у него развязались руки для завоевания Картли и Кахетии, а потом и Западной Грузии. За 1612-1615 годы Саакадзе познал истинные намерения шаха, увидел, что целью шаха было устранить царя Луарсаба, и посадить царем Картли своего ставленника. Великий Моурави почувствовал, что шах хочет уничтожить Грузию.

С 1615 года шах приступил к массовому уничтожению и переселению кахетинцев. Началась и тайная война между Саакадзе и шахом. Цари Картли и Кахетии Луарсаб и Теймураз укрывались у царя Имеретии. Шах поручил Шадиману Бараташвили привести своего воспитанника. Шадиман, перешедший на службу шаха, пустил в ход все свое красноречие и Луарсаб решил представиться шаху. Под поводом охоты, шах взял с собой Луарсаба и фактически пленил его. Позже Луарсабу предложат принять мусульманство, но он категорически откажется. Шах посадит его в тюрьму, а потом умертвит тетивой лука. Случилось это в 1622 году. Шли годы, приближалось главное событие – Марткопская битва 1625 года. В течение 12 лет Саакадзе разыгрывал кажущуюся преданность шаху и ждал подходящего времени для нанесения удара. Такое время выпало в марте 1625 года. Шах снарядил огромную армию, поставив во главе ее опытного и талантливого полководца Карчиха-хана с задачей истребить всех кахетинцев, а картлинцев переселить в Иран. Шах не доверил Саакадзе ни одной крупной операции против Грузии, но счел нужным назначить Великого Моурави советником Карчиха-хана, так как Саакадзе не дал серьезного повода усомниться в его преданности. В Грузии Саакадзе уже открылся нескольким о целях появления иранской армии, в том числе католикосу, чтобы церковь знала об опасности и поддержала бы его. Открылся и своему шурину Зурабу Эристави Арагвскому, сыну Нугзара, тот упрекнул его, почему не сказал об этом в Иране, где он оставил свою жену. Георгий там оставил сына, чтобы не заподозрили. До всех дошло, что Грузии грозит гибель, если все не поднимутся против армии шаха. Зураб Эристави тоже готовился со своими людьми – арагвинцами – к бою.

Своими умными советами Георгий рассеял силы врага по разным направлениям, хотя в главном лагере оставалось 30000 воинов. Георгию удалось перехватить послание шаха к Карчиха-хану, в котором шах требовал привезти голову Георгия Саакадзе. Видимо, подозрительный шах все-таки что-то пронюхал. Это письмо, с которым познакомились князья, убедило их в искренности Георгия. План, разработанный Георгием Саакадзе по уничтожению главной силы иранской армии, многим историкам представляется образцом полководческого искусства. В главном лагере иранцев оставались, кроме Георгия, его сын Автандил, князья Элия Диасамидзе и Паата Херхеулидзе, слуга Папуна Вашакишвили. Они должны были уничтожить иранских полководцев, а параллельно грузинское войско должно было начать атаку. 25 марта 1625 года, на рассвете, часовой поднял тревогу, к лагерю приближалось грузинское войско, все иранские полководцы собрались у шатра Карчиха-хана, который позвал Саакадзе. Тот вышел вооруженный со своими соратниками. Внезапно Саакадзе так всадил копье Карчиха-хану, что острие копья вышло наружу. Тут же он убил Юсуп-хана. Все семеро иранских полководцев валялись изрубленными. Иранское войско было деморализовано. В течение первой недели иранцы потеряли 70000 человек и 7 лучших полководцев. В течение двух месяцев Великий Моурави полностью освободил Картли и Кахетию от иранских захватчиков. Грузия была спасена, а Иран не мог оправиться после этого поражения почти 200 лет.

 

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.