«Среди грузинских поэтов Важа Пшавела глубже всех постиг тайны природы. В его лирике предметы и явления природы полностью сохраняют первозданную чистоту. Для поэта красота проявляется в неисчислимых конкретных формах действительности. Жизнь со всем своим разнообразием представляется поэту олицетворением разумности и добра. Но как великий гуманист, Важа Пшавела далек от этической неразборчивости. Для него горы не только предмет эстетического созерцания и наслаждения, но и этическая вершина… Стремление к универсальной гармонии в глазах поэта не затмили противоречия человеческого бытия. Важа Пшавела, сын порабощенного народа, – проповедник беспощадной жестокости к врагам, свои песни слагает в боевом, непримиримом тоне. Он оказал глубочайшее влияние на проснувшееся национальное самосознание грузинского народа… В грузинскую поэзию он ввел нового героя, чью бескомпромиссную природу, внутреннюю целостность, неугомонность и бесстрашие, словно питают стихийные силы окружающей природы, вместе с тем в глубине души он носит великие мысли об участии и назначении человечества», — писал известный грузинский литературовед и критик Гурам Асатиани.

О жизни и литературной деятельности Важа Пшавела писали многие литературоведы, писатели, критики; среди них писатель-эссеист и переводчик Геронтий Кикодзе, литературовед Дмитрий Бенашвили, наш современник талантливый писатель Михо (Михаил) Мосулишвили, создавший биографический роман «Записки о Важа Пшавела». Огромный труд вложил в дело изучения жизни и творчества поэта доктор филологических наук Соломон Кубанеишвили, первый его труд «Летопись жизни и творчества Важа Пшавела» был издан в 1940 году, а второй – «Жизнь Важа Пшавела» в 1961 году.

Настоящее имя и фамилия Важа Пшавела – Лука Разикашвили. Он родился в селе Чаргали в семье деревенского священника Павле Разикашвили и Барбале (Гулкан) Пхикелашвили в 1861 году. Он был третьим ребенком в семье. У Важа Пшавела было четверо братьев и сестра Марта. Забегая вперед, следует отметить, что младшие братья Важа Пшавела – Бачана (Нико) и Тедо – тоже были известными в Грузии писателями.

Согласно исследованиям Соломона Кубанеишвили, предки Разикашвили носили фамилию Гудушаури и жили в селении Сно. Оттуда они переселились в Пшави; этот край Восточной Грузии при царе Ираклии II был разделен на 12 общин, в одной из которых они и проживали. Однако постоянные набеги дагестанцев с целью ограбления и взятия в плен жителей для продажи на невольничьих рынках вынудили их искать более спокойное место в других деревнях Пшави. Одна их часть обосновалась в селе Чаргали. В грамоте, выданной царем Ираклием II по поводу тяжбы между соседями, названы шесть жителей Чаргали, и среди них некий Кумси Разикашвили. По устным рассказам, из фамилии Разикашвили своим мужеством, храбростью, умом и физической силой выделялся Имеда. Он всегда побеждал дагестанцев и ни разу не позволил врагу увести в плен жителей Чаргали. Как воина, отважного и смекалистого, его уважал царь Ираклий II. О нем народ слагал песни.

Отец Важа Пшавела Павле в автобиографии писал, что его дедушка Беро был сыном Имеды. Беро был скромным, любил свой народ, жалел и помогал беднякам, в то же время он был гордым и самолюбивым человеком. Однажды некий Пилашвили решил жениться на его невесте и попытался похитить девушку, когда она вместе с подругами возвращалась по дороге домой. До этого он просил руки девушки, но получил категорический отказ. Поравнявшись с идущей группой девушек, Пилашвили схватил намеченную жертву за папанаги (верхняя женская одежда в Пшави), но девушка оказала сильное сопротивление и не сдалась насильнику. Узнав об этом инциденте, Беро саблей отсек правую руку Пилашвили. Важа Пшавела был прямым потомком Имеды и Беро. Имеда приходился ему прапрадедом, а Беро – прадедом. Из троих сыновей Беро, старший, Гиви, был родным дедушкой Важа Пшавела. Отец Важа Пшавела Павле вместе со своим дядей Боигаром (Беро) пасли овец, но профессия пастуха не привлекала его. Он был охвачен жаждой изучить грамоту, научиться писать и, отыскав на пастбище гладкие камни, занимался письмом. Работая вместе с отцом, при передышке доставал из кармана исписанные листы и занимался чтением; отец злился и предупреждал бросить это «бесовское дело». Между отцом и сыном возник конфликт и Павле сбежал из родного дома в один из монастырей Кахетии, где завершил свое образование. Окончательно он возвратился в Чаргали уже в ранге священника и вскоре завоевал огромный авторитет в Пшави и Хевсурети. Он знал наизусть произведения Давида Гурамишвили, Александра Чавчавадзе, Николоза Бараташвили…

До восьми лет Важа Пшавела рос с родителями, а затем его определили в Телавское духовное училище, где учился его старший брат Георгий. Оба брата жили в доме крестного Павле, а за ними ухаживала старшая сестра Марта. Один из одноклассников Георгия, который жил в одном доме с братьями, писал, что Лука (Важа Пшавела), в то время двенадцатилетний, но высокий, здоровенный и очень сильный. Однажды во время соборного праздника Алавердоба устроили борьбу, на которую собрались борцы из Кахетии. Так как Важа Пшавела был высокого роста, его пустили бороться со взрослыми. Шестерых он положил на лопатки, не выходя из круга. Сам Важа Пшавела говорил: «Ходил горделиво, как русский петух и требовал вывести очередного противника. Вывели ему какого-то сухощавого пастуха коровьего стада. Я думал, что одним махом покончу с ним и неосмотрительно столкнулся с ним, не знаю, как это получилось, помню только, что мои ноги оказались в воздухе и я грохнулся о землю». Любовь к борьбе у Важа Пшавела осталась до конца жизни. Известный грузинский писатель Шио Мгвимели оставил интересное воспоминание о борьбе Важа Пшавела с писателем Иродионом Евдошвили.

Шио Мгвимели писал, что после кутежа Иродион любил поиграть мускулами, показать свою силу. Нельзя было даже сравнивать силу Евдошвили и Важа Пшавела, настолько превосходил Важа своего соперника. Он не хотел бороться, но так как Иродион не оставлял его в покое, использовав прием грузинской борьбы Важа Пшавела распластал Иродиона на полу длинного погреба, в котором они кутили втроем. После того как Иродион пришел в себя, снова полез бороться, но Важа Пшавела пощадил его; Иродиону удалось оборвать угол его чохи, на большее он не был способен. Все трое пошли ночевать в дом Шио Мгвимели. Когда разделись, чтобы лечь в кровать, Евдошвили опять кинулся бороться. Важа Пшавела все это надоело и он борцовским приемом так швырнул Иродиона на пол, что дом стал сотрясаться, как после землетрясения. Живущий на нижнем этаже Симон Гоциридзе, испуганный, вылетел во двор, чтобы убедиться, что дом не разрушился. Утром Важа Пшавела купил новую чоху и поблагодарил Иродиона, что если бы не тот, он не смог бы обновить свой гардероб.

После окончания Телавского духовного училища Важа Пшавела в 1879 году окончил и двухгодичное гражданское училище при Тифлисском учительском институте и в том же году поступил в Горийскую семинарию мастеров, в которой готовили учителей для сельских народных школ. После окончания этой семинарии в 1882 году он был направлен в село Толатсопели (ныне Тианетский муниципалитет) учителем местной школы.

Поэт, постигший тайны природыВ августе 1883 года мы уже видим Важа Пшавела свободным слушателем юридического факультета Петербургского университета.

Выдающийся ученый Эквтиме Такаишвили вспоминал о нем: «Он присутствовал на заседаниях грузинских студентов по вопросам землячества. Из народной поэзии Пшав-Хевсурети наизусть знал огромное количество стихов… и все мы были поражены, как он мог запомнить наизусть такое количество стихов». Тяжелое финансовое положение не дало возможности Важа Пшавела продолжить учебу в Петербурге и через год он вынужден был вернуться в родной Чаргали. Несмотря на такой исход, все-таки Важа Пшавела значительно расширил кругозор, увидев другой мир, о котором знал лишь теоретически, кроме того, здесь, в Петербурге, он принял псевдоним Важа Пшавела, которым называл его друг, тушинец Дмитрий Цискаришвили. Именно с этим псевдонимом вошел он в мировую литературу.

После возвращения из Петербурга Важа Пшавела решает поступить на работу, но так как он не мог смириться со служебной дисциплиной, устроился домашним учителем в селе Отаршени, близ Гори, в семье Амилахвари. Но там долго не остался. В семье Амилахвари он влюбился в выросшую там женщину Экатеринэ. Она была незаконнорожденной дочерью князя Амилахвари и носила материнскую фамилию – Небиеридзе. Экатеринэ, которую домашние звали Кеке, была вдовой. Ее первый муж был учителем и рано умер. У них не было потомства. О своем решении Важа Пшавела сообщил через служанок любимой женщине. Ей тоже нравился представительный, мужественный молодой учитель. О своем решении он доложил и княгине, которая сначала заартачилась, но потом согласилась.

К этому времени Важа Пшавела было 24 года, а Экатеринэ около 20-ти лет. Экатеринэ была очень красивой, доброй, человеколюбивой женщиной и ее все уважали. 17 лет прожили они в любви и согласии. Она была верным другом поэта. Супруги имели трех девочек и мальчика, но при родах пятого ребенка Кеке погибла. Это случилось в декабре 1902 года. Кеке было 36 лет. Важа Пшавела тяжело пережил смерть любимой жены. Детям, потерявшим мать, нужен был присмотр, забота и тепло. Важа Пшавела трудно было справиться с неожиданно свалившимися на голову заботами, о которых он мало что знал, когда была жива его любимая жена Кеке.

Через два года, в 1904 году, он привел вторую жену – Нино Дидебашвили из деревни Хорхи (Душетский муниципалитет). Она, так же как и Экатеринэ, оказалась верным другом поэта, родив ему сына Вахтанга. Домашние звали ее Тамар. К этому времени Важа Пшавела уже был прославленным поэтом. Свои лирические и прозаические произведения он начал печатать в начале 80-х годов XIX столетия. Природу, описанную Важа Пшавела в своих произведениях, можно сравнить с полотнами пейзажей, созданных великими мастерами кисти. Вот небольшой фрагмент из его известной поэмы «Гость и хозяин» в переводе Николая Заболоцкого:

Глядит кистинское селенье 

Гнездом орлиным с вышины, 

И вид его нам тешит зренье, 

Как грудь красавицы жены. 

И над селеньем этим малым, 

Довольный зрелищем высот, 

Как бы прислушиваясь к скалам, 

Туман задумчивый встает. 

Промчится он над ледниками, 

Расстелится меж горных пик, 

И горы видимые нами, 

Незримы сделаются вмиг.

Поэт, постигший тайны природыЛирические произведения Важа Пшавела переводили такие выдающиеся поэты и писатели, как Борис Пастернак, Марина Цветаева, Осип Мандельштам, Николай Заболоцкий… Произведения Важа Пшавела переведены на многие иностранные языки.

В своих детских рассказах Важа Пшавела оживил весь мир, человеческим голосом заговорили обыкновенная трава гор и чистый родник, стыдливая фиалка, выросшая в дремучем лесу, и лесная птичка, сухой бук и оголенные корни деревьев, задумчивые горы и испуганный олененок…

Огромный материал подарил Важа Пшавела грузинскому кинематографу, по его произведениям сняты как художественные, так и мультипликационные фильмы.

В 1915 году Важа Пшавела приехал в Тифлис на лечение. Когда ему стало немного лучше, в его честь устроили литературный вечер, на котором ему преподнесли лавровый венок с надписью: «Орлу грузинской поэзии». Важа Пшавела продолжал лечиться, у него обнаружили плеврит; 27 июля ему стало хуже. Его не смогли спасти. В шесть часов вечера остановилось сердце великого поэта. 28 июля тело покойного перенесли в Квашветскую церковь. Скульптор Якоб Николадзе снял посмертную маску. Похоронили Важа Пшавела в Дидубийском пантеоне. Через 20 лет по инициативе крестника Важа Пшавела поэта Гоглы Леонидзе и поэтов «Голубороговцев» прах Важа Пшавела был перенесен в Мтацминдский пантеон.

 

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ