…В  виртуальном  пространстве 

Фестивальные впечатления...Независимая творческая группа «Оперомания» и группа KLIUDZIAU из Литвы представили  на сцене  театра  имени А. С. Грибоедова  международную театральную продукцию в стилистике молодежной культуры. Современные театральные технологии позволяют нередко  достигать  интересного  творческого результата. «Забавно!» — таково мнение большинства зрителей, увидевших спектакль литовцев “ID”. Да, забавного в этом спектакле (режиссер Яна Росс – США, Литва)  немало. Начиная от сценографии в виде огромного «действующего» ноутбука (сценография Симоны  Биекшайте – Норвегия, Литва, видеоинсталляция   Миколаса Будрайтиса – Литва, звукорежиссура  Кристиана Франсуа – Бельгия, анимация Яна Хайделака – Норвегия, Лингайле Жиукайте  – Литва)  и заканчивая  настоящей луковицей,  которую «хрумкает»  юная героиня спектакля, так что у  зрителей  начинает свербить  в носу от резкого запаха. 

В  век  тотальной  компьютеризации между самыми разными  людьми  зарождаются  невероятные связи –  они очень легко складываются и столь же  легко разрываются. Ведь так  просто потеряться на бескрайних просторах   виртуального пространства.  А кажется, нет ничего более надежного, чем скайп, позволяющий максимально приблизиться друг к другу, разглядеть каждую черточку лица собеседника!  Разве что дотронуться невозможно… Именно скайп соединил на время «рыжую бестию» — русскую девушку из Литвы по имени Ирка (Ирина Лавринович – Литва, Бельгия)  и милого английского юношу Джорджа (Джордж Холовей, Великобритания).  

Спектакль “ID” насыщен экспрессией. Она достигается не только благодаря эмоциональной актерской игре, но и технологическими,  визуальными эффектами,  кроме того, на сцене звучат скрипка, ударные.  Музыкальное оформление обеспечивают мультиинструменталисты – композитор  Рута Виткаускайте (Великобритания, Литва) и Андриус Маслековас (Литва). Когда эмоции захлестывают, актеры поют  свои реплики, или  кричат «на разрыв аорты». 

Есть в спектакле и явно эпатажные моменты, которые смутят не только пуритан, но даже вполне продвинутых зрителей.  Впрочем, и эти вольности вполне соответствуют молодежной стилистике спектакля, усиливая  остроту ощущений. Кто-то усмотрит в некоторых образах спектакля  фрейдистские мотивы, другие – мечты о любви одинокой девчонки, намертво прикованной к  ноутбуку.  Но от одиночества не уйти. Желанная встреча Ирки с Джорджем происходит, скорее всего, только во сне:  он внезапно появляется и так же мгновенно исчезает, растворившись в бесконечном людском потоке. 

…В  обсерватории

О том, сколь неожиданным и разнообразным может быть сегодняшний театр, можно судить и по спектаклю израильтян «Обсерватория». Его представил  «Clipa Thеаtrе», возглавляемый  Эдит Херман и Дмитрием Тюльпановым  (представитель клоунской  школы  Вячеслава Полунина) и заявленный  как «визуальный». Здесь не произносится ни одного слова – все действие основано на трюках,  эффектах – звуковых, световых, акробатических.  Как пишут израильские СМИ,  «спектакли «Клипы» вызывают споры и противоречивые отклики от «гениально» до «отвратительно», но сторонники превосходных степеней, как положительных, так и отрицательных, ходят на спектакли «Клипы». И потому театр живет и развивается, ибо без подпитки зрительским любопытством он бы так и оставался сухой оболочкой визуального сценического эпатажа».

«Обсерватория» — завораживающий, причудливый  мир фантазии, мечты, сна. Черное пространство – космос  – наполняется  необычными  звуками и образами.  Белые туфли и шляпа героя, словно по мановению волшебной палочки, становятся черными и  растворяются во мраке, вернее, сливаются с ним. И начинается… 

Вдруг откуда-то словно  хлынул водный поток,  прозрачная  вода наполняет пространство,  скользит лодка, плывет человек. Что это? Лета – река Забвения? Или это обновляющая, очистительная водная стихия? А кто этот летящий человек, изо всех сил «догоняющий» ускользающий барабан? Или женщина, с трудом  освободившаяся на наших глазах  от  пут  и обретшая умиротворение в  объятиях мужчины? Собственно сюжета как будто нет – есть только ощущения, атмосфера. Саксофон наполняет душу тревожным чувством.  

В финале из фантастического пространства обсерватории герой осуществляет переход в иной мир – там свет, ослепительно белый свет. Туфли и шляпа героя  вновь  из черных становятся белыми. И все-таки остается непонятным:  выход  в другое пространство – это обретение нового  качества, освобождение  или … Словом, жизнь продолжается и точку ставить рано.   

…В  гитлеровской  Германии

Фестивальные впечатления...Человек, не знакомый с пьесой Георга Бюхнера «Войцек» и пришедший на спектакль Харьковского академического театра имени Тараса Шевченко, даже не поймет, что она была написана в первой половине XIX века. Настолько пьеса «Войцек»  оказалась созвучной  гораздо более поздней эпохе – эпохе гитлеровской  Германии, воссозданной в спектакле вполне конкретно:  ширма в спектакле –  не что иное, как носилки для раненых, на героях – фашистская форма, звучат популярные немецкие песни того времени, персонажи  харьковского «Войцека» – Капитан  (Степан Пасечник)  и Доктор  (Александр Ковшун) – вызывают ассоциации  с  Гитлером и  Сталиным. А на эпоху вермахта «наслаивается»  наша современность – видеокадры несут информацию о пульсирующей современной политической жизни, рекламный ролик назойливо советует приобретать горох как лучшее средство от импотенции.  Рекламу озвучивает Войцек – маленький человек, очередная жертва  универсального и вечного аппарата подавления. История  несчастного Войцека,  доведенного отчаянием до преступления,  не имеет конкретной временной привязанности.  По-своему трактуется в спектакле мотив преступления, совершаемого героем одной из самых спорных пьес мировой драматургии,  – убийство изменившей возлюбленной  Марии  (Светлана Февралева) Войцек  (Андрей Борис)  объясняет так: «Я ее не убил, я ее отбелил, не дал стать на путь разврата»… 

Режиссер Александр Ковшун «замесил» сложное действо, соединив психологический театр, немецкую эстетику и украинский балаган (наряду с немецкими в спектакле звучат  украинские мотивы). Удачно используются возможности видео. Так, убийство Марии Войцеком происходит на фоне анимации. Тем неожиданнее появление в руках героя страшного орудия убийства – ножа. Незадолго до этого оружие держит  в руках Мария  (плод больного воображения Войцека) – она появляется в образе то ли предводительницы амазонок, то ли Дианы-воительницы,  натягивает тетиву лука и стреляет в Войцека. Стрела наверняка  попадает в цель.