Слава грузинского футбола

У него были клички. В начале карьеры за необыкновенную легкость его прозвали Мухой. Позже называли Мэтром. Тут был двоякий смысл: с одной стороны, это прозвище было производным от фамилии, с другой же – оно определяло его высокий статус в спортивном сообществе. 

Слава  грузинского  футболаНо выразительнее всего все-таки было имя, данное ему при рождении – Слава (именно так было записано в паспорте). И действительно, он был фантастически популярным. В 60-е годы прошлого века ходил такой анекдот. Приехал будто бы грузин в Москву, идет по улице, смотрит на развешанные повсюду лозунги «Слава КПСС» и спрашивает у прохожего: «Скажите, уважаемый, кто такой КПСС? Славу Метревели знаю, а про этого никогда не слышал». 

Один из лучших правых крайних нападающих в истории футбола Слава Метревели родился в Сочи в 1936 году. Таким образом, в нынешнем году ему исполнилось бы 75 лет. Играл  за команды  «Спартак» (Сочи), «Торпедо» (Горький, сейчас – Нижний Новгород). Когда Славе было 20 лет, на него обратил внимание тренер московского «Торпедо» Константин Бесков. 

Рассказывают, что после товарищеской игры, в которой, кстати, москвичи проиграли, Бесков, восхищенный игрой Метревели, забившего единственный победный мяч, попросил ничего не подозревавшего молодого игрока проводить его на вокзал.  Там он пригласил парня в купе и запер дверь. «Не беспокойся, — будто бы сказал тренер, когда поезд тронулся, – я сам договорюсь с горьковчанами». 

В московском «Торпедо» Слава Метревели играл шесть лет, вписав не одну славную страницу в историю этого клуба. Он же оказался причастен и к одному из самых печальных для этой команды событий. В 1963 году Метревели принял приглашение перейти в «Динамо» (Тбилиси). И в легендарном «золотом матче» за титул чемпиона СССР между тбилисским «Динамо» и московским «Торпедо» в 1964 году, в котором поначалу москвичи вели со счетом 1:0, один из четырех ответных голов в их ворота забил нападающий тбилисского клуба Слава Метревели. Таким образом, он становился чемпионом СССР дважды – в 1960-м году, когда играл в составе московского «Торпедо», и в 1964-м, когда выступал за тбилисское «Динамо». 

Люди, знавшие Славу Калистратовича, вспоминают, что самыми памятными для себя он называл два матча. Во-первых, финал Кубка Европы в Париже в 1960 году против сборной Югославии. Гол Метревели тогда сравнял счет, после чего у советской сборной «пошла игра». И она стала чемпионом континента. А во-вторых, победа над сборной Аргентины в 1961 году в Буэнос-Айресе со счетом 2:1. Тогда действующий чемпион Латинской Америки потерпел единственное в своей истории поражение на стадионе  «Ривер Плейт». После матча болельщики разорвали майку Метревели на сувениры. На следующий день портреты советских игроков были опубликованы во всех местных газетах. А одна из них даже позволила себе оценить талант лучших футболистов: Михаил Месхи — 50 миллионов, Слава Метревели – 50 миллионов… Конечно, он не раз получал очень привлекательные предложения от ведущих мировых клубов, но советский спортсмен и думать не мог ни о чем подобном. 
  За свою спортивную карьеру Слава Метревели участвовал в 375 матчах чемпионатов СССР, забил 83 гола. Восемь раз был назван в числе лучших футболистов Советского Союза. Сыграл в 48 матчах за сборную СССР и забил 11 голов. Обладатель Кубка Европы (1960). Участник чемпионатов мира 1962-го и 1966-го годов. В 1968 году играл за сборную мира (ФИФА) против сборной Бразилии на стадионе «Маракана». Награжден советским орденом «Знак Почета» и грузинским Орденом Чести.- Когда я бью в правый дальний угол и мяч попадает в ворота, я полностью удовлетворен. Но когда целишься  в угол, а мяч попадает в защитника и от него рикошетом в сетку, мне бывает жаль вратаря, который правильно отреагировал, но не сумел взять сменивший траекторию мяч, жаль защитника. Мяч – в сетке, а радости нет. Будь моя воля, я бы не засчитывал такие голы…

Эти слова были сказаны Славой Метревели лет 45 назад в интервью корреспонденту советского еженедельника «Футбол», и они прекрасно характеризуют его, не только как спортсмена, но и как человека. В наше прагматичное время, когда  спорт, как и многое другое, катастрофиче
ски теряет романтику, столь рыцарское отношение к состязанию выглядит почти как чудачество. А между тем, по свидетельству тех, кому приходилось встречаться со Славой Метревели на поле и в жизни, он был именно таким. 
Его вспоминают как человека глубокой внутренней культуры, мужественного и благородного. Он не мог отказать никому, кто обращался к нему за помощью. Бросив учебу в университете после третьего курса, ходил и просил преподавателей поставить «хотя бы тройку» своим хорошим и не очень хорошим знакомым, помогал людям утрясать всякого рода неприятности, чего-то добиваться, что-то получать, куда-то устраиваться… Магия одного его имени безотказно действовала на тех, от кого зависело принятие решений. При этом он никогда ничего не просил для самого себя, оставаясь человеком удивительно скромным.   Какое-то время Слава Метревели работал тренером в тбилисском «Динамо». Но там у него что-то не получилось, и тогда бывшему футболисту предложили должность директора хинкальной. Новая работа ему, может быть, и не очень нравилась, но она его и не тяготила. В конце концов, отец спортсмена – Калистрат Фомич – работал шеф-поваром в лучших сочинских ресторанах. И у Славы нашлись прекрасные помощники. К тому же, продуктовые базы считали честью для себя сотрудничать с его заведением. 

Уйдя из большого спорта, Метревели старался поддерживать спортивную форму. Любил поиграть в теннис, регулярно тренировался с футболистами-ветеранами тбилисского «Динамо». Но, как говорится, беда приходит оттуда, откуда ее не ждешь. У спортсмена  начало развиваться тяжелое заболевание, лечить которое врачи пока не умеют. В начале 90-х годов прошлого века прославленному футболисту назначили крошечную пенсию, как инвалиду первой группы.

Он умер в 1998 году 7 января, в праздник Рождества. Прощание со Славой Метревели проходило на Центральном стадионе «Динамо». Все расходы по организации похорон взяло на себя государство. Великий спортсмен похоронен в Тбилиси на Сабурталинском кладбище. В Сочи его имя присвоено городскому стадиону.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.