На днях в Батуми сотоялся концерт Тамары Гвердцители и Мишеля Леграна “Шербурские зонтики” в сопровождении симфонического оркестра Тбилисского театра оперы и балета им. Захария Палиашвили под управлением Жан-луки Марчиано.80-летний Маэстро заявил, что завершает свою сценическую  деятельность. Кульминацией концерта в Батуми стало исполнение фрагмента из «Шербурских зонтиков», когда зрители на площади  раскрыли огромное количество зонтов. Поскольку весь доход от концерта был передан на благотворительные цели, Паата Бурчуладзе вручил Мишелю Леграну и  Тамаре Гвердцители награду фонда «Иавнана» — «Золотых коней».

Шербурские  зонтики, маэстро и певицаОб этом уникальном концерте напишут еще много.  А нам бы хотелось вспомнить, как все начиналось. И рассказать немного о Маэстро. Тамара Гвердцители рассказывает: «Его фамилия – Legrand – переводится как «большой», «великий». Это, наверно, судьба. Я воспринимаю мое знакомство с ним как подарок судьбы. И в то же время я свято верю, что случайностей в нашей жизни не бывает. Я помню себя 6-летней девочкой, когда по ТВ был показан фильм «Шербурские зонтики».

Я была очень взволнована, я расплакалась, настолько меня ошеломила музыка.И я думала, что где-то на другой планете живет человек, который это написал. Это и есть приближение к мечте. В 1993 году мой французский агент совершенно случайно направил мою кассету в офис маэстро Мишеля Леграна. И через два дня мы совершенно неожиданно для себя получили ответ, что маэстро хочет встретиться со мной, с Тамарой Гвердцители. Он до сих пор не может произнести мою фамилию, но это ничего – имя он произносит. Самое важное, что мы нашли общий язык в музыке. На первой встрече я потеряла дар речи, но Легран так располагает к себе, он настолько дружелюбен, как многие гениальные люди, а, может, и не многие…

В нем есть что-то мальчишеское, замечательное , какой-то порыв, искренность, которая всегда рядом с талантом, и иначе не может быть. Легран всегда находится в ощущении «Сегодня», он не может быть «Вчера».В свободное время он летает на собственном самолете, ездит верхом, плавает на яхте, проводит время с женой, детьми и внуками. Мишель Легран родился в Париже 24 февраля 1932 года.

«Единственное, чем я хотел заниматься в жизни, была музыка. В детстве я был вынужден целыми днями сидеть дома один, потому что моя бедная мама работала. К счастью, у нас было пианино, и оно было моим единственным другом. Я играл дни напролет: услышав мелодию по радио, пытался наиграть ее, подобрать аккорды. Оттого, что музыка рано вошла в мою жизнь, я почувствовал, что она и есть мой мир.

Очень немногие знают, что Легран наполовину армянин. Вот что он сам рассказывает: «Моего деда по материнской линии звали Саркис Тер Микаэлян. В 1917 году он подвергся геноциду и бежал во Францию. Он был настоящим армянином: чрезмерно эмоциональным, страстным, щедрым. Я жил с мамой в его доме в Аньере 6 лет.Иногда по воскресеньям он тащил меня в армянскую церковь на улице Жана Гужона. Эти длинные церемонии были ужасно скучными. У деда был граммофон и много пластинок Om Kalsoum (известного египетского певца), которого он обожал. А руководителем одного оркестра был Жан Хелян, мой дядя… Несколько лет назад мы с моей сестрой провели неделю в Ереване, нашли своих родственников. Это было очень удивительно – коснуться своих корней.

Играя с Ереванским филармоническим оркестром, я получил большое удовольствие, у меня было чувство, что я играю если не с братьями, то уж точно с двоюродными братьями».Далее маэстро делится: «Мое детство было грустным и одиноким. Но когда мне было 10, я смог поступить в Парижскую консерваторию. Она стала моим домом, моей планетой, моим языком на целых 11 лет. Странно, но в то время не было класса инструментовки. Я очень интересовался этим, и мне приходилось посещать классы по всем инструментам: трубе, тромбону, скрипке, виолончели, арфе. Во время войны джаз был под запретом, и мы могли слушать только старомодные джазовые записи. Но в 1947 году, я очень хорошо помню, мой друг предложил мне сходить на концерт Dizzy Gillespie.

Мы никогда о нем не слышали. Он давал два концерта, я был на обоих. Моя жизнь в джазе началась в ту ночь. Закончив консерваторию, я начал зарабатывать на жизнь: аккомпанировал солистам-классикам. Я был неизвестен, и рассчитывать на классическую карьеру не приходилось. Затем около двух лет я работал с Морисом Шевалье, он и привез меня впервые в Нью-Йорк в 1956 году. Я выпустил первый альбом и назвал его «Я люблю Париж». Там были собраны французские мелодии, аранжированные и оркестрованные мной. Странно, но этот альбом был большим хитом в Америке. В 1959 году в Париже появилась целая плеяда новых кинодиректоров.

Они хотели перевернуть мир кино. Я работал со многими из них около 10 лет. Жак Дэми, Аньес Варда, Жан-Люк Годар – мы создавали фильмы, которые были настоящим искусством. Это было прекрасно! Жак Дэми и я сняли «Шербурские зонтики» в 1963 году. Это был первый полностью спетый музыкальный фильм, раньше такого никто не делал».«Я не пишу за фортепиано. Я пишу в тишине за столом. За инструментом у тебя только 10 пальцев, а в воображении – у тебя бесконечность. Я слышу музыку в тишине. Есть музыка разума и музыка сердца. Я пишу музыку сердца. И создаю ее для тишины, а зрительный зал служит для того, чтобы сделать эту тишину более глубокой». «Я не верю в прошлое. Когда что-то остается позади, я хочу это забыть. Я никогда не слушаю собственную музыку, никогда, никогда. Закончив альбом, я слушаю его, чтобы убедиться в техническом качестве, а затем даже не имею его дома. По многим причинам. Одна из них, я не хочу ни о чем жалеть: «Почему я сделал так, а не эдак». Еще не хочу искушать себя:  «О, я делал это 10 лет назад, и здорово получилось! Может, еще раз попробовать то же самое!»

Таким образом, у меня нет прошлого. С каждым утром – я другой».Он работал с Морисом Шевалье, Майлсом Дэвисом, Эдит Пиаф, Барброй Стрейзанд и многими другими. А в последние годы предпочитает другим звездам Тамару Гвердцители. Легендарный французский композитор, дирижер, музыкальный виртуоз, живая легенда Мишель Легран и уникальная, неповторимая, яркая женщина, талантливая певица Тамара Гвердцители. Нигде зрители не смогли остаться равнодушными, везде этот удивительный дуэт встречали громом аплодисментов и овациями! В певческом дуэте Тамары и Мишеля все удивительно гармонично. Сильный и многогранный голос певицы подчеркивает красоту музыки и вокала живой легенды европейской музыки.Спасибо, что Тамара Гвердцители и Мишель Легран подарили слушателям батумский вечер, овеянный очарованием “Шербурских зонтиков” и новыми мелодиями маэстро.