Давным-давно я с интересом слушала его лекции о греческой цивилизации, литературе и языке. Много лет спустя я вновь оказалась в роли слушательницы и с удовольствием следила за рассказом о пройденном жизненном пути действительного члена АН Грузии, почетного члена греческого археологического общества, профессора ТГУ, ученого в области классической филологии Рисмага Гордезиани.

Несмотря на некоторую разницу в возрасте, у нас оказалось много общих приятных воспоминаний и, в первую очередь, о любимом, старом сололакском районе — мы жили в домах по соседству, на улице Кирова (ныне ул. Г.Леонидзе), рядом с известной аптекой Оттена. Учились в одной, 39-й (раньше 2-й мужской) школе, здание которой до сих пор привлекает внимание изящной архитектурой, интерьером, где в первые годы независимости располагалось английское посольство. Потом был Тбилисский государственный университет — я, студентка филфака, он – мой молодой лектор. И вот еще одна встреча для серьезной, интересной беседы. Откровенно говоря, никаких вопросов задавать не пришлось – все так же, как тогда, во время лекций, Рисмаг спокойным, равномерным тоном подробно поведал о том, что было, есть и будет в его насыщенной, активной жизни.

Первые детские впечатления Рисмага были связаны с маленькой комнатой в сололакском дворе, где в гостеприимной семье известного искусствоведа, создателя новых грузинских шрифтов Бено Гордезиани и его супруги, Наны Силагава, бурлила интересная жизнь. Здесь собиралась почти вся тбилисская интеллигенция, люди, чьи имена вошли в историю грузинской культуры – С.Чиковани, В.Котетишвили, Л.Гудиашвили, Г.Табидзе, Г.Леонидзе, С.Кобуладзе. Для юного Рисмага эти встречи, беседы об искусстве, поэзии, истории, немного и о политике стали настоящим жизненным университетом.

На его развитие большое влияние оказала отцовская обширная библиотека, а когда она перестала удовлетворять его запросы, мальчик «перебрался» в соседскую квартиру, к писателю Вл.Эльснеру, у которого действительно была богатейшая коллекция уникальных книг. Окружающая среда, книги и уже школа стали теми «китами», на которых в дальнейшем строилась вся деятельность Р.Гордезиани.

«Школа очень много мне дала. Во-первых, нам преподавали учителя, олицетворявшие высокую нравственность, знания и культуру. Моя первая учительница Алиса Пруидзе, автор многих детских рассказов, загадок, мать киноактера и режиссера Гиули Чохонелидзе; Вера Габлиани, которая, узнав от явившихся к ней для ареста сотрудников НКВД, что ее сын, считавшийся погибшим, попал в плен и затем стал лидером грузинской эмиграции, тотчас сняла траур по сыну и сама с радостью сдалась властям; Люба Сохадзе – учительница грузинского языка, вернувшаяся из далекой ссылки в Казахстане; и особенно наш директор, Варлам Тавадзе, человек строгий, но справедливый, не только прививший нам любовь к грузинской литературе, но и научивший высказывать мысли логично, благозвучно, на правильном грузинском языке. Именно он посоветовал мне после выпускных экзаменов серьезно заняться филологией, хотя по всем предметам у меня были отличные оценки. Я любил сочинять, писать стихи и “романы”, мнил себя “великим писателем”. Добавлю еще, что на формирование нашего сознания во многом повлияли дружеские, поучительные взаимоотношения учеников с преподавателями и «мирное сосуществование» между учениками – в школе учились как «уличные» ребята, так и «интеллигентики», но это не мешало нашей дружбе, мы перенимали друг у друга самые лучшие качества. Из такого «состава» вышли видные представители науки и искусства: Георгий Алексидзе – балетмейстер, Дима Батиашвили – кинорежиссер, Александр Алексидзе — известный византинолог, Бакур Бериташвили – геофизик. Помимо всего, в школе часто устраивались диспуты о литературе, искусстве, проводились интересные встречи и это тоже имело огромное воспитательное значение».

Стремление к познанию, совершенствованию еще больше проявилось во время учебы на филологическом факультете Тбилисского университета. Рисмаг вспомнил, как шутили, характеризуя их сильную группу: «пришли 25 человек, а аспирантами стали 35».

Творческая и научная работа в университете кипела вовсю – здесь, в студенческом научном обществе, руководимом Аликом Алексидзе, литературном кружке, журнале «Пирвели схиви», делали первые шаги молодые, еще неизвестные, а позже ставшие знаменитостями литераторы, критики, поэты, ученые. А рядом были личности, чьи имена вызывали трепет и уважение студентов – И.Бериташвили, А.Шанидзе, К. Кекелидзе, Г.Ахвледиани, Арн. Чикобава, Г.Церетели. Тесное творческое содружество с ними сильно отражалось на будущих деятелях науки и искусства, в том числе и на Р.Гордезиани.

«На первом курсе наш преподаватель истории античной литературы П.Берадзе посоветовал мне представить доклад на студенческой конференции «Цезура в дактилическом гексаметре». Сначала я немного заколебался – все-таки незнакомая тема. Но знание английского, немецкого и в некоторой степени французского языка позволили ознакомиться с нужными материалами. Доклад я написал, прочел на конференции и тогда понял, что классическая филология целиком овладела моим существом, наступил переломный момент в моей жизни, появилось серьезное желание «покопаться» в библиотеках других городов, особенно стремился в Москву, в известную Ленинскую библиотеку. Случай подвернулся очень скоро – я женился, и мы с женой поехали в Москву. Лия, выросшая в семье замечательного ученого-византинолога С.Каухчишвили, дочь известного германиста О.Джинория и академика Тины Каухчишвили, разумеется, также отличалась стремлением к знаниям, была страстным книголюбом, поэтому весь медовый месяц мы провели… в одной библиотеке, но в разных отделах.

Вернувшись из Москвы, я уже точно был уверен в выборе цели. Дальше все протекало логически – защита диплома, аспирантура, кандидатская диссертация «Каталог кораблей в «Илиаде». А до этого был доклад на Всесоюзной конференции в Киеве, где присутствовала вся элита классической филологии – И.Тронский, В.Ярхо, А.Лосев. В моем докладе были некоторые соображения, противоречащие мнению А.Лосева – выдающегося ученого. Каково же было удивление присутствующих, когда Лосев заявил: «Я считаю, что молодой человек прав, его аргументы мне нравятся». В принципе, это означало: даю ему зеленый свет.

Позднее мы очень подружилась и на мое последующее формирование как ученого немалое влияние оказало общение с ним, его советы, наставления и доступ к его замечательной библиотеке».

За диссертацией последовала первая книга Р.Гордезиани «Илиада» и вопросы истории и этногенеза эгейского населения» и неожиданное предложение ректора ТГУ И. Векуа поехать на стажировку в Италию. Можно лишь представить реакцию молодого ученого, мечтавшего, как и любой другой, отправиться в страну с высоким культурным наследием человечества. Но одно дело предложить, согласиться, а другое – воплотить мечту в реальность. Вскоре на рекомендательное письмо И. Векуа из Москвы пришел утвердительный ответ. Результатом многомесячной работы в библиотеке немецкого археологического института, путешествия по Италии, знакомства с учеными из разных стран явилась докторская диссертация: «Единство и формирование гомеровского эпоса», которая вызвала огромный резонанс в СССР и, опять-таки, отклик А.Лосева: «До настоящего времени моя книга считалась главной в советской гомерологии. После Гордезиани главным стала его диссертация».

«Лосев преподал мне важный урок, как следует относиться к молодым ученым, открывать им дорогу вперед. Это послужило стимулом для осуществления давно задуманной идеи создания в университете отделения классической филологии и греко-латинской библиотеки. Когда первое поколение выпускников этой специальности успешно справилось с переводами известных греческих писателей, поэтов, ученых, я испытал не только удовлетворение и гордость за них, но и чувство оплаченного долга перед моими великими наставниками».

Через некоторое время после приезда Рисмага из Италии в университете встал вопрос об избрании нового секретаря парторганизации и предыдущий секретарь А.Алексидзе, назначенный ректором инъяза, рекомендовал первому секретарю ЦК КП Грузии Э.Шеварднадзе     Р. Гордезиани. Никакие отговорки, что ему надо заниматься научной работой и нет времени на разборку партийных вопросов, Рисмагу не помогли. Пришлось соглашаться, но с одним условием, что он будет продолжать преподавательскую и научную работу в университете. Вспоминая эти годы, Рисмаг признается, что в значительной степени благодаря разумным действиям руководства ТГУ, в том числе и его, как секретаря парторганизации, которые шли в унисон действиям тогдашнего лидера республики Э.Шеварднадзе, во время бурных выступлений студентов 14 апреля 1978 года в защиту грузинского языка, был предотвращен риск повторения трагедии 1956 года. Несколько лет после этого Рисмаг занимал и должность проректора университета, но ни на минуту не прекращал научную деятельность. Тогда были налажены тесные контакты с зарубежными странами, проводились совместные конференции – грузинская школа классической филологии вышла на широкую арену, показав свои способности. Гордезиани радовался, что смог в трудные 90-е годы сохранить науку, свое отделение, воспитать перспективное поколение и стать продолжателем традиций, у истоков которых стояли Г.Церетели, С.Каухчишвили, П.Берадзе, А.Урушадзе.

Приглашения читать лекции поступали из многих стран. В Германии ему пришлось вести лекции в двадцати университетских центрах, ему предлагали остаться, но ответ Рисмага был однозначен: «Мое присутствие многого не прибавит Германии, а вот от отсутствия пострадают мой университет, кафедра и студенты».

Мечтой Рисмага было создать институт классической филологии, византинистики и неогрецистики, но откуда взять финансы?! И тут фортуна явилась к нему в лице первого посла Греции в Грузии Тасоса Криекукиса. Посетив университет и ознакомившись с работой отделения классической филологии, посол поинтересовался планами на будущее. Услышав об идее создания института, он лишь спросил, какая сумма требуется для ее осуществления. Рисмаг, в глубине души не очень надеясь на успех, назвал сумму. Через некоторое время пришло уведомление – посол честно выполнил обещание, а в это время Рисмаг, перенесший инфаркт, отправляется на лечение в Грецию. Но человек силен, если рядом верные друзья, коллеги, семья, готовые прийти на помощь в любую минуту. Благодаря поддержке ректора ТГУ Р. Метревели,  усилиям и стараниям всех сотрудников отделения мечта Рисмага превратилась в реальность. Сегодня в VIII корпусе университета функционируют: институт классической филологии, византинистики и неогрецистики; издательство «Логос», выпускающее в год до 30 книг; библиотека; информационный центр; издается журнал «Фазис». За этой огромной победой стоит скромный, трудолюбивый, целеустремленный человек, пришедший в мировую науку из маленького тбилисского многонационального и дружелюбного дворика и теперь с надеждой смотрящий на своих воспитанников, своих потомков – сына Левана, специалиста по древней истории, невестку Ирину – хетолога, особенно же на внучку Лику, окончившую Тулузский университет по специальности «классическая филология». Есть кому оставить богатую библиотеку и наследие, доставшееся от предков.

 

Додо  АХВЛЕДИАНИ