После долгой болезни на 82 году жизни скончался Народный артист Грузии и СССР Отар Мегвинетухуцеси. У  дома Мегвинетухуцеси на проспекте Агмашенебели собрались его родственники, друзья и коллеги. «Случилось то, что невозможно было представить, абсолютно неожиданное для меня и всего театрального мира. Он был настоящим фанатиком театра, кроме театра у него ничего не было в жизни. Я счастлив, что мне несколько раз пришлось работать с ним на сцене. Он играл до последней минуты», — заявил режиссер Леван Цуладзе. Актер был похоронен в Дидубийском пантеоне писателей и общественных деятелей.

Впервые на экране Отар Мегвинетухуцеси появился в 1958 году в роли Джамбулата, княжеского сына, в исторической драме Семена Долидзе «Фатима». В последующие два десятка лет актер в кино снимался редко. Все эти годы главным для него оставался театр.

Неожиданный всплеск популярности Отару Мегвинетухуцеси принес  телевизионный сериал «Берега», вышедший на экраны страны в конце 70-х. Актер сыграл в нем благородного разбойника Дату Туташхиа. Его герой пытается делать добро, но убеждается в том, что оно не дает добрых всходов. Разочаровавшись в людях, Туташхия начинает борьбу со злом, но не может искоренить и его. В конце концов, растеряв близких и друзей, он принимает смерть от руки собственного сына…

В 1981 году Отар Мегвинетухуцеси за эту работу был удостоен Государственной премии Грузинской ССР. Но даже это признание не изменило его положение в кинематографе. Актер продолжал уделять основное время любимому театру. В кино же он снимался мало и, как правило, на студии «Грузия-фильм». Среди его работ в 80-е годы – роли в картинах: «Здравствуйте все», «Брат», «Клятвенная запись», «Арена неистовых», «Хареба и Гоги» и других.

В 1991 году молодой и почти ни кому не знакомый режиссер Дмитрий Астрахан решил обратиться к модной в то время еврейской теме, избрав за основу своего фильма «Изыди!» произведения Шолом-Алейхема, Бабеля и Куприна. На главную роль еврея Моти Рабиновича он пригласил чернобрового красавца Отара Мегвинетухуцеси, что стало для многих неожиданностью.

Фильм имел огромный успех, собрав множество призов на различных кинофестивалях. Не осталась без внимания и блестящая работа грузинского актера Отара Мегвинетухуцеси. В 1991 году он был удостоен приза за лучшую главную мужскую роль на Международном кинофестивале в Токио, а год спустя — приза на МКФ «Созвездие».

Несомненно, всенародную любовь Отар заслужил ролью благородного разбойника – абрека Даты Туташхиа.  А  лавры выдающегося трагического актера благодаря ролям: царя Эдипа, короля Лир, Отелло и Креона. Во всех его работах ощущалась  эпическая  мощь, глубина мысли и накал страстей. Сегодня такие крупные актеры, с ярко выраженным  личностным началом,  встречаются все реже и реже. 

Отару Мегвинетухуцеси всегда поручали  роли масштабные – он сыграл национальных грузинских героев:  писателя Илью Чавчавадзе, царя Давида Строителя,  Пиросмани, что говорит об огромном доверии к актеру. А в нашумевшей картине «Берега» («Дата Туташхиа») Мегвинетухуцеси воплотил образ идеального грузина, эдакого Робин Гуда кавказского розлива.  Точность попадания в образ была поразительной!      

 —  После «Даты Туташхиа» Отар  получил огромное количество писем, — вспоминает супруга актера, народная артистка Грузии Гуранда Габуния. — Помню, как я сидела всю ночь у режиссера картины Гиги Лордкипанидзе и читала эти письма. Мы  плакали и смеялись – писем-то  было около тридцати мешков! Помню одно письмо, которое написала тяжелобольная, долгие годы прикованная к постели  женщина. Зрительница писала, что когда фильм начали показывать каждый вечер по телевидению, она встала – Дата поднял ее своей силой! Еще одно письмо поразило меня. Его написала девочка из детского дома, родители которой разошлись. Я начала посылать ей посылки – грузинские сладости. Потом эта девочка снова написала Отару и попросила у него совета: «Как мне быть? Отец  зовет  к себе». Отар посоветовал ей  жить с отцом.  Авторы писем не раз приглашали в гости – на Байкал, еще куда-нибудь… Многие умоляли не заканчивать сериал. Дескать, нельзя, чтобы Дата Туташхиа не приходил к нам в дом еще и еще!  И каждый фантазировал продолжение фильма. Однажды получили письмо от министра внутренних дел Николая Щелокова.  Он писал о том, что в течение семи дней,  пока  шел сериал, в Москве не было ни одного случая ограбления, хулиганства. Люди бежали домой, чтобы  успеть на очередную серию. «Спасибо вам огромное за это!», — благодарил министр.

— Вся моя жизнь связана с Отаром Мегвинетухуцеси, — рассказывает создатель легендарного сериала народный артист СССР  Гига Лордкипанидзе.  — Этот интеллектуал, мыслящий, образованный актер умеет проникнуть в душу персонажа. В моей картине «Дата Туташхиа» Отар создал замечательный образ мудрого человека, настоящего мужчины,  который борется  за свободу личности. Актер этой ролью оставил неизгладимый след в душах людей. Я считаю Мегвинетухуцеси выдающимся актером! Я  очень любил его роли, сыгранные в моих спектаклях:  это Сирано де Бержерак, Николай I  из пьесы  В. Коростылева «Шаги Командора». Это был мой актер,  и я был бы рад, если бы и я был его режиссером.       

Особая страница творчества Мегвинетухуцеси – шекспировские образы.  Литературовед,  шекспиролог Александр Аникст написал о работе актера в спектакле «Отелло»:  «Подлинный триумф постановки  —  это Отелло в исполнении  Oтара Мегвинетухуцеси. Он поистине прекрасен». — Потрясающий успех был у «Отелло» в Веймаре, где проходил симпозиум, посвященный Шекспиру, — вспоминает Г. Габуния. — Шекспирологи восторженно приняли белого Отелло. После первого действия  в  зале на несколько секунд воцарилась тишина, буквально взорванная шквалом аплодисментов. А когда спектакль закончился, овации не смолкали в течение пятнадцати минут. Помню, как наш завпост смотрел на часы, и по его лицу текли слезы…     

В творческой копилке Мегвинетухуцеси был и еще один интересный образ – булгаковский Понтий Пилат в одноименном спектакле Темура Чхеидзе. Основная идейная нагрузка спектакля  «Пилат»  легла на образ, созданный Отаром Мегвинетухуцеси, актером яркого психологического рисунка и масштабных страстей. Он показал трагедию человека, оказавшегося перед страшной необходимостью выбора и в итоге  «умывшего руки», переложившего ответственность за судьбу невинного на других. Однако в отличие от булгаковского героя  Пилат Отара Мегвинетухуцеси активнее борется за жизнь Иешуа  — правда, уже приговорив его к смертной казни. В Пилате происходит жестокая внутренняя борьба и в то же время идет борьба внешняя — с Каифой. Герой проигрывает на обоих полях сражения: себе и первосвященнику.  

 Нурадин-Фридон  из спектакля «Книга» – последняя  по времени роль Отара после шестилетней паузы.  Режиссер Давид  Сакварелидзе поставил эту историю такой, какой  написал ее автор пьесы Ака Морчиладзе. Он не сделал из нее инсценировку, ни одного слова  не изменил.  

 — Отар всю свою роль построил на том, чтобы опровергнуть существующую легенду — легенду, которую создал Шота Руставели в своей бессмертной поэме, — говорит Г. Габуния. — Когда Тариэл и Автандил спасают  Нестан-Дареджан,  то рассказывают, будто с ними был Нурадин- Фридон. А он утверждает, что его там не было.  «Я не мог пойти с ними, потому что считал, что из-за женщины убивать нельзя. За нее можно заплатить золотом, серебром, отдать жилище, но не убивать людей!».  Тем не менее, легенда оказалась сильнее правды и стала причиной страданий и смерти героя. Его попытка опровергнуть ее не увенчалась успехом.  Это версия Аки Морчиладзе. Отар полностью доверился режиссеру. Не спорил с ним,  не стал настаивать на инсценировке. В  простоте, лапидарности, отсутствии режиссерской придумки он нашел глубокий трагизм. И получился очень интересный спектакль.    

Он не был актером какого-то конкретного амплуа, — вспоминает Олег Табаков. — Иногда говорят об артистах: «этот не играет, он на сцене живет». Не думаю, что это применимо к Отари. Тут лучше к Шекспиру обратиться: «Он человеком был в полном смысле слова». У Отари осталась жена — актриса Гуранда Габуния. Это редкий пример погруженности в любимого человека. Гуранда думала о нем, заботилась, оберегала его. Слова вроде все банальные, но я не могу смириться с тем, что его нет. Среди жителей красивой сердечной Грузии Отари был для меня одним из первых. Невозможно было не любить этого человека, как невозможно не любить эту страну. Скажу еще раз: «Он человеком был. Человеком с большой буквы и в полном смысле этого слова».