Она сама похожа на ожившую куклу – красивая, миниатюрная женщина, чьи умелые руки и неиссякаемая фантазия создали сказочный мир маленьких скульптур, вдохнули душу в глиняные фигурки, бессловесно рассказывающие о необыкновенном таланте маленькой хозяйки большого кукольного дома – Наны Чаиа.

В детстве Нана собирала фарфоровые куколки, чуть ли не каждый день ходила в магазин игрушек, а потом сама придумывала разные замысловатые игрушки из шишек, соломы, сучков, но считала это простым увлечением. Очень любила рисовать, много читала и сама писала стихи, увлекалась музыкой и не думала, не гадала, что однажды ее затаенный дар художника, подсознательное стремление создавать прекрасное, помогут одолеть жестокую реальность жизни, обрести спокойствие, оправиться от трагического удара судьбы.

Украинская бабушка назвала ее Галиной, а она выбрала себе грузинское имя – Нана. Стройную, зеленоглазую девушку сравнивали с известными киноактрисами, приглашали сниматься в кино. Она успела сняться в фильме «Маленькие рыцари», а дальше муж не отпустил. Окончила Институт иностранных языков. Специалист английского и французского языков работала переводчиком, преподавателем. Встретила красивого парня – Зуру Абазадзе, создала отличную семью, радовалась рождению сына и вдруг все разом рухнуло: скончался муж, затем в автокатастрофе погиб27-летний сын. Казалось, жизнь закончилась — впереди беспросветное существование.

Спасение пришло неожиданно. Как-то, убирая квартиру, Нана наткнулась на баночку с глиной. Вспомнила, что ее принесла подруга, посоветовав лечиться от радикулита. Чтобы отвлечься от страшных мыслей, Нана стала лепить из глины разные фигурки, вспоминая любимых героев сказок и книг. Ощущая удовлетворение от того, что могла управлять по своему желанию маленьким комочком, она все больше поддавалась азарту. Первая «серьезная» кукла родилась в 2000 году. «Кармен» в платье из старого веера с волосами от пряди черных Наниных волос. Следом появились персонажи опер, кино, спектаклей, придуманные и не придуманные лица. Рядышкомпримостились Д’Артаньян, читающий послание от Констанцы; Орфей, привороживший своей игрой животный мир; величественная Мария Стюарт; Мадам Баттерфляй, скромно склонившая голову; парочка, грациозно танцующая менуэт; рикша, сгорбившийся под тяжестью коляски; Майкл Джексон со своей обезьянкой. В шкафу, на полках, столе расставлено неимоверное количество кукол.

«Мои куклы – не просто фигурки из глины, а маленькие рассказы, истории жизни тех или иных персонажей. Каждой из них надо придать главные черты характера героя, передать основную идею сюжета. Вот Абесалом, умоляющий Этери спуститься с дерева, поверить в его любовь; Эсмеральда, преподносящая несчастному Квазимодо чашу с водой; Раджа Могули, чинно усевшись на троне в окружении служанок, пожирает глазами красавицу-индианку, стыдливо спрятавшую лицо под покрывалом, а рядом бесится от злости рабыня, так и не дождавшаяся «милости» повелителя; склонилась над колыбелью грузинская мать; Гитлер безумными глазами уставился на толстяка Черчилля и Сталина с трубкой в руке; в страстном танце кружится цыганка; готовятся к бракосочетанию жених и невеста».

Но есть среди всех кукол один,самый любимый и памятный сердцу «Ковбой». На нем одежда, сшитая из рубашки погибшего сына Наны, ясными глазами смотрящего с фотографии на стене. «Мне кажется, что он всегда рядом, наблюдает за моей работой, присутствует на моих выставках. В «Ковбое» я выразила его характер, в память о нем создала романтический, сильный, неукротимый образ свободолюбивого мужественного парня — таким он был, мой Гия».

О выставках и популярности Нана не думала, работала сначала для души, потому это занятие стало основным в ее жизни. А первую выставку Нане устроила скульптор Ламара Квелидзе в своей мастерской. «Пришла однажды с моей подругой, посмотрела на кукол и загорелась желанием показать их широкой публике. Благодаря ей я стала известной. После были другие, более значительные выставки, заинтересовалось телевидение, обо мне писали в газетах («Советская Грузия», «Самхатвро академия», «Kaukascshe Post», «24 саати», где моей выставке Эмми Сперлинг посвятила большую статью на английском), часто привозят гостей из-за рубежа, не раз предлагали продать миниатюры, но я всегда отказывала. В этих неодушевленных предметах вся моя жизнь, любовь, боль. В них я вкладываю свою душу. Чтобы создать «Тайную вечерю», сотни раз перечитала Библию, хотела в точности воспроизвести лица каждого присутствующего, их чувства, переживания. Как-то само собой получилось, что Иуда стоит спиной к Христу, а глаза смотрят в разные стороны, словно показывают его двуличие. Над «Вхождением в Иерусалим» работала целое лето – изучала одежду, нравы, повадки евреев, смотрела фильмы об Иисусе, несколько раз переделывала ослика, пока не получился такой, каким я его представляла».

Спору нет, чтобы воссоздать определенную идейную композицию, кроме воображения и фантазии, надо еще обладать и большой эрудицией, интеллектом, быть начитанной. Все эти качества помогают Нане создавать не только чудесные миниатюры, но и прекрасные полотна, которыми увешаны стены ее квартиры.

«Серьезно рисовать я начала с 1968 года. Предпочтение отдаю пейзажу. Первая моя картина «Тихая заводь», — показывает Нана свои произведения. Рядом с «Китайской пагодой» пролегла «Дорога» в осеннем лесу; «Конец зимы» предвещает «Весеннее половодье»; бурный поток «Водопада» не мешает «Стремлению» девушки к солнцу, свету. «Морской пейзаж» смягчает «Отчаяние», которое можно заглушить «Натюрмортом» с красным вином.

Привлекает внимание отдельная композиция, представляющая народности всех уголков Грузии. Здесь чабан-тушинец, лукавый гуриец, гордый сван у своей неприступной башни, танцующий аджарец, хевсурские парень с девушкой, виноградарь из Кахети предлагает выпить вино, рачинцы пекут вкусный хлеб в тоне. Одно удовольствие смотреть на эти прекрасные изделия, но еще приятнее рассматривать их под звуки музыки. Каждой композиции соответствует со вкусом подобранная мелодия. Музыка Моцарта – для танцующих менуэт, веселая цирковая – под стать клоунам, французская песня – Д’Артаньяну, молодожены идут под свадебный марш Мендельсона, звучат арии из опер, популярные песни. Заиграет «кантри» и, кажется, ковбой вот-вот закинет свое лассо. В работах Наны удивляют не только искусно придуманные сюжетные сцены, но и детали, которые она применяет для создания полного сходства. Если пристально не присмотреться, трудно догадаться, что крокодил, разинувший пасть, слушая Орфея, сделан из гречихи, а черепаха – большая ракушка; золотая тарелка с фруктами перед раджей – перевернутая медаль советских времен – награда мужа; стрелы Абесалома – зубочистки, а для шкур ламы и сурка Нана пожертвовала внутренней отделкой своих сапог. Любуясь изумительными изделиями, лишний раз убеждаешься, что творчество Наны Чаиа служит победе добра над злом, красоты — над уродством, благодушия — над равнодушием.

«Жизнь так быстро пролетает, хочу, чтобы для всех она переливалась цветами радуги, несмотря на тяжкие испытания, была красивой, радостной, вдохновленной». Возможно, сильное чувство сострадания заставляет Нану каждый понедельник и среду спешить в благотворительный центр, созданный католическим обществом в помощь инвалидам, больным, людям, подвергшимся депрессии. Сюда она пришла по совету подруги, чтобы отвлечься от тяжких воспоминаний, уйти от одиночества, а вскоре сама стала помогать другим, учила лепить фигурки, читала стихи, рассказывала интересные истории. Несмотря на то, что после перенесенной операции на сердце Нане трудно ходить, она считает своим долгом идти туда, где ее ждут, где можно облегчить свои и чужие страдания, пересилить боль утраты. Дом Наны всегда открыт для желающих полюбоваться ее необыкновенной выставкой, фантастическим миром кукол, которые помогли хрупкой, нежной женщине стать сильной духом и обрести веру в будущее.

 

Додо АХВЛЕДИАНИ