Было время, его оригинальные модели вызывали восхищение не только в родном Тбилиси. На конкурсах высокой моды в Москве, Белоруссии, Израиля, Нью-Йорка, Франкфурта публику и специалистов поражала невероятная фантазия создателя этой изумительной коллекции. А он, принимая призы и поздравления, сиял от счастья и гордости за два братских народа, сыном которых является – еврей по национальности, грузин по натуре – Абрам Базель (Анзор Базашвили).

Сегодня, к великому сожалению, богатейшая коллекция висит в подвальном помещении дома Базеля, дожидаясь весны, чтобы немного «проветриться» на солнце.

Прогуливаясь однажды с дочерью по улицам своего детства, Абрам на Хлебной площади показал ей старый обветшалый дом. Здесь, в маленькой закутке, под деревянной лестницей, 12-летний мальчик сшил свои первые брюки, не подозревая, что через несколько лет его имя, как своеобразного художника-модельера, станет известно во всем городе, а немного позже, и за пределами республики. Но всеобщему признанию предшествовали годы нужды, тяжелого труда.

На плечи оставшихся без отца Абрама и его брата свалилась забота о доме. Мать, медсестра, сутками дежурила в больнице, чтобы прокормить семью. Абрам с 13-ти лет работал на швейной фабрике.

«Я хорошо знаю, что такое нужда, как тяжело дается каждый заработанный рубль, поэтому никогда не пройду мимо человека, просящего о помощи». О том, что во время августовской войны у него жили беженцы из Гори, что 60-ти первоклассникам родной школы сшил и подарил школьную форму, или оказывал безвозмездную помощь начинающим модельерам, — Абрам не любит распространяться, считая это обычным проявлением человечности.

Возможно, иметь в 19 лет собственное маленькое пошивочное ателье не такое уж из ряда во выходящее событие, но если туда приходят со всего города, чтобы пощеголять в одежде «от Базеля», то это что-то, да значит. Хорошему профессионалу нетрудно создать привлекательную коллекцию. Чем же отличаются модели Базеля, притягивающих внимание видных знатоков модельного дела? Следуя поговорке «лучше один раз увидеть», следует совершить небольшую экскурсию в дом №161 по улице Нуцубидзе. Здесь, в комнатах, где раньше создавались чудесные наряды, висят расшитые золотыми нитями платья, костюмы с вышитыми оригинальными узорами – кстати, все выполненные вручную.

«Это мои «дети», — я их выкроил, сшил, оживил, вдохнул душу, чтобы с их помощью рассказать о вековой дружбе еврейского и грузинского народов, их истории, традиции, культуре. В каждом платье – частица моей любви и преклонения к земле, на которой вырос и уважения к древнейшему народу, откуда мои корни».

В 1998 году Абрам представил грандиозную коллекцию, посвятив ее 25-вековому юбилею дружбы двух народов. В ней отражалась история еврейского народа от рабства в Египте, до прихода в Грузию, сюжеты из Библии. На вешалках висят безжизненно: прелестный наряд Девы Марии – телесного цвета платье, лиф которого представляет раскрытую книгу Библии, подол – ниспадающий водопад, олицетворяющий текучесть жизни и небесного цвета шелковый шлейф, с вышитой золотыми нитями Вифлеемской звездой; халат Моисея, одежда жрецов, изумительное черное платье Клеопатры с вышитой во всю длину коброй, извивающееся переливами золота. Потом появилась новая коллекция, посвященная 3000-летию государственности Грузии и 2000-летию Рождества Христова.

В красочных нарядах из шелка, шерсти, оживали традиции и нравы мужественных хевсуров, суровых сванов, темпераментных гурийцев, острых на язык имеретинцев: «Это был красочный спектакль с прологом и эпилогом, когда в финале девушки проходили в развевающихся накидках с вышитыми на них грузинским крестом и еврейской шестиконечной звездой. Я понимаю, что моя, так сказать, «старомодная коллекция», не вписывается в рамки современной моды. Изменился вкус, стиль, характер – кто сейчас наденет костюм, на бортах которого вышиты узоры, которые соединяясь образуют сванскую башню, или свадебное платье, от подола до горловины расшитое серебряными побегами лозы, или накидку с хевсурскими орнаментами? Но ведь все это – не просто одежда, сшитая искусным портным, а целое искусство, гармоничный сплав фантазии, художества и моделирования, «книга» по истории, религии и культуре нашего народа».

Можно понять затаенную обиду человека, которого признавали во Франции, Германии, Швейцарии, Испании, награждали золотыми звездами, «Гран-при», который создал в Тбилиси первую Академию моды, вырастил не одно поколение модельеров и сейчас с грустью разглядывает недошитые платья, поглаживает, словно маленькое дитя, огромные стопки высококачественной материи, сотни раз перелистывает объемистые альбомы с зарисовками новых моделей одежды. Желание Абрама осуществить давно задуманную мечту – уже сколько лет готовы эскизы для коллекций на темы «Витязь в тигровой шкуре», » Ноев ковчег», «Тбилиси и Пиросмани». «Одно слово согласия и поддержка – за месяц коллекция будет готова, — говорит Абрам. – Хочу показать всему миру красоту и величие нашей культуры, вековые традиции, но…»

Абрам рассказал, что накануне его 60-летия, в 2008 году, были намечены юбилейные мероприятия – показ мод, выступление по телевидению, но началась августовская война, и Абрам начисто забыл о своем дне рождения. Когда же ему позвонили и напомнили о юбилее, у него от возмущения пропал дар речи: «Какие торжества, какая мода?! Вы христиане или нет? Там парни молодые в землю легли, до веселья ли мне?» Так все и забылось, хотя его 65-летие тоже не за горами, и если подумать, то все возможно…

Мода – любимая тема Абрама. Он не устает говорить о своих замыслах, былых успехах, встречах с интересными людьми, но, оказалось, что он в ладах и с поэзией – сочиняет и декламирует стихи, прекрасно разбирается в тонкостях религиозных вопросов, хорошо знает историю грузинского и еврейского народов, да еще и мастер на все руки – дом, куда полвека назад переехал с семьей из старого района, достроен, отремонтирован и оборудован его собственными руками – сам копал, красил, облицовывал, хоть и потратил на это около 30-ти лет.

Зато теперь доволен результатами многолетнего труда – зимним садом, бывшим зеркальным залом, где вместо показа мод сейчас проводятся занятия на тренажерах. «Мне не раз предлагали уехать в Израиль, обеспечивая все условия для жизни и работы, но я не хочу умирать в далекой стране от ностальгии. Я здесь родился, здесь и должен быть похоронен, потому что я – еврей Абрам и я – Андор – грузин. Знаете, как на еврейском звучит «богатая земля»? – «Якар тевел». Чуть-чуть поразмыслив, можно найти какую-то связь с названием «Сакартвело». Это мое личное предположение, а может, необъяснимое желание еще больше сблизить наши народы».

Каждую весну Абрам выносит плоды своего творчества на солнечный свет, чтобы не «зачахли», не «заболели» от бездеятельности прекрасные образцы искусства, с надеждой ожидающие выхода на подиум стройных девушек.


Додо АХВЛЕДИАНИ