Педагог-реформатор и мать славных детейВ «Тбилисской неделе» за прошлый месяц (№12) я писал о выдающемся общественном деятеле, публицисте, критике и пионере научно-технического прогресса Нико Николадзе, посвятив несколько эпизодов и его супруге Ольге Гурамишвили. Однако деятельность Ольги Гурамишвили на общественно-педагогическом поприще была настолько обширной и прогрессивной, что решил ближе познакомить читателя с этой незаурядной личностью, достойной соратницей и настоящим другом Нико Николадзе, матери известных ученых и педагогов – Русудан, Георгия и Тамар Николадзе.

 

Жизни и деятельности Ольги Александровны Гурамишвили посвящено немало статей, издана книга Нино Чихладзе «Грузинские женщины – деятельницы национальной культуры (XIXXXвв.)», в которую вошла и монография, посвященная Ольге Гурамишвили-Николадзе. Интересны и труды директора дома-музея Николадзе в Диди Джихаиши Лии Бибилеишвили и заведующей фондами музея Гулнази Какабадзе, которые, можно сказать, ежедневно соприкасаются с предметами обихода и находятся в той домашней атмосфере, в которой жили и творили наши великие предки; они как бы сроднились с ними, доверительно и задушевно рассказывая нам об их жизни. Интересные воспоминания оставила нам сама Ольга Гурамишвили и ее старшая дочь Русудан Николадзе.

Когда 17-летняя Ольга Гурамишвили, тайком от родителей, вместе со своей подругой детства Богумилой (Ботей) Земянской, Мариам Церетели, сестрами и кузинами будущего супруга Нико Николадзе отправилась в Швейцарию получать высшее образование, в Тбилиси только об этом и говорили.

Толчком, придавшим силу стремления молодежи получить образование, явился приезд из Петербурга в Тифлис осенью 1871 года, для урегулирования домашних дел, ученика Сеченова, в будущем знаменитого физиолога Ивана Тархнишвили, о котором я писал в «Головинском проспекте» в 2008 году (№44). Оставшись в Тифлисе до февраля 1872 года, он прочел курс публичных лекций по физиологии. Они стали значительным явлением в жизни грузинской молодежи, оторванной от центров большой науки. Писатель Георгий Церетели так оценил это событие: «В Тифлисе все говорят о молодом, талантливом лекторе, который создал целую эпоху в дремлющем обществе, разбудил стремление к высшему образованию». На Ольгу Гурамишвили эти лекции оказали неизгладимое впечатление. У нее уже созрел план с кем, как и куда вырваться и жадно прильнуть к источнику знаний.

«Знакомясь с портретом 18-летней Ольги, уловите бескомпромиссный, светлый и правдивый взгляд молодой женщины, ее умные глаза. Для нее чуждо всяческое кокетство и кривляние, честолюбие и самодовольство, можно заметить больше строгости в ее взгляде, даже гордости и неугомонности. Человек с таким выражением лица – резкий, категоричный и непримиримый, но не равнодушный, занятый только своей особой… Поэтому не удивляешься, как преодолела 17-летняя неопытная девушка сопротивлению родителей и без средств, в том, в чем была одета, с паспортом Фросико – младшей сестры Нико, сбежала на корабле в Швейцарию…» – пишет Бибилеишвили.

Ольга Александровна Гурамишвили-Николалзе и Ольга Тадеозовна Гурамишвили-Чавчавадзе (супруга великого Ильи), были выходцами из Квемо Авчала и обе являлись потомками великого грузинского поэта Давида Гурамишвили. Их связывало близкое родство, к тому же Ольга Тадеозовна была крестной Ольги Александровны. Отец младшей Ольги был человеком суровым, с азиатскими нравами. Он и слышать не хотел об эмансипации женщин. Для Александра Гурамишвили достаточно было того, что дочь окончила гимназию; темерь надо было найти достойного жениха. Но Олико ко всем кандидатам в женихи относилась холодно и безразлично. Мать Олико – княгиня Кетеван Ревазовна Туманишвили была образованной женщиной, хорошо знала историю Грузии и жизнеописание царей. Профессор Русудан Николадзе вспоминает: «Никогда не забыть мне ее прекрасного языка, ее грузинскую литературную речь. И сегодня, будто это было недавно, помню я рассказы бабушки о грузинах, их мужестве и героизме».

Итак, Олико Гурамишвили в Швейцарии. За ее спиной остались годы, проведенный в гимназии, где за отличную учебу ее наградили «Золотым шифром» – дипломом отличия.

В Цюрихе Олико сблизилась с грузинскими студентами и приняла активное участие в основании общества «Угели» («Упряжка»). Задачей общества было объединение находящейся в Цюрихе учащейся грузинской молодежи с целью изучения европейского социального движения, обще5ственной мысли и соответствующей литературы, для дальнейшей популяризации в Грузии и на Кавказе. В ноябре 1873 года большинство членов общества «Угели», в том числе и Олико, перебрались в Женеву и там сформировали аналогичное общество. Идейными руководителями «Угели» были Нико Николадзе, Георгий Церетели и Сергей Месхи. Но главной задачей Ольги Гурамишвили было получение знаний на факультете естествознания, который она выбрала под влиянием лекций Ивана Тархнишвили. В то время в Женефе кафедру зоологии возглавлял выдающийся немецкий естествоиспытатель, зоолог, палеонтолог и философ Карл Фохт, автор известных, популярных произведений «Физиологические письма» и «Зоологические письма». Олико стала любимейшей студенткой всемирно известного ученого. Их деловые взаимоотношения представляли образец научного сотрудничества и взаимопонимания.

Грузинские студентки швейцарских вузов заинтересовались вопросами социализма и интернационализма, посещали собрания «Интернационала», где разбирались социал-экономические и политические вопросы, вопросы женской эмансипации, национального равноправия… Олико встречалась с французскими коммунарами Симоном Дарером, Полем Монтелем, Гюставом Лефрансе; с русскими революционерами-народниками Николаем Морозовым, Николаем Сабилиным… Грузинских студентов – Екатерину Николадзе, Мариам Церетели и Ольга Гурамишвили, Морозов прозвал «очаровательным трио» и в дальнейшем, в произведении «Повести моей жизни», очень тепло отзывался о них.

О всех своих мыслях, впечатлениях, действиях и даже самых незначительных душевных волнениях, отраженных в ее письмах, Олико делилась со своим другом Нико Николадзе. Быстро пробежали годы. Олико окончила Женевский университет и с фундаментальными знаниями возвратилась на родину. Друг семьи Гурамишвили, основоположник научной педагогики в Грузии Якоб Гогебашвили, пригласил Олико в Тбилисскую дворянскую гимназию учительницей, но против этого пошел попечитель Кавказского учебного округа Яновский. По его мнению, женщина не могла преподавать в мужской гимназии. Гогебашвили пришлось много потрудиться, чтобы убедить Яновского, что Ольга Гурамишвили, получившая высшее образование в Швейцарии, может принести большую пользу гимназии. Наконец Яновский согласился присутствовать на ее уроке и, оставшись довольным, произнес: «Посоветуйте всем преподавателям брать пример с этой молодой учительницы, вести урок так же прекрасно и следовать ее методам обучения».

В гимназии Олико успешно преподавала русский язык в 1878-1881 годы. Своим педагогическим тактом и высоким уровнем образования она приводила в восторг деятелей системы образования тогдашней империи.

В 1880 году была закрыта газета Нико Николадзе «Обзор», а ему присудили ссылку в Ставрополь, заменив в 1881-м на Петербург. Ольга, недолго думая, поехала вместе с ним. В 1883-м они обвенчались. В столице тогдашней России родилась их старшая дочь Русудан, в декабре 1884 года.

Проживая в Петербурге, Ольга основала салон, где собирались художники, писатели, ученые, композиторы и музыканты. Здесь можно было встретить художников Михаила Зичи, Гиго Габашвили, Давида Гурамишвили (брата Олико); писателей Глеба Успенского, Константина Станюковича; ученых Ивана Тархнишвили, доктора медицинских наук Марию Манасеину; композитора Николая Римского-Корсакова; частым гостей салона была вдова композитора Александра Серова, и сама композитор Валентина Серова (урожденная Бергман); она считала Олико идеальным прототипом Юдифь для своей оперы «Уриель Акоста», которую написала в 1825 году… В 1886-м семья Николадзе вернулась на родину. У Олико и Нико были свои методы в деле воспитания детей. Нико обожал Жан Жака Руссо и склонялся к его системе воспитания, а Олико больше доверяла знаменитому швейцарскому педагогу Иоганну Генриху Песталоцци. Только в одном совпадало их мнение, оба считали, что для развития разума и воспитания чувств, обязательным было нахождение детей в деревне – поближе к природе, поэтому они и выбрали вотчину матери Нико, деревню Диди Джихаиши. Для создания детям соответствующих условий, Нико продал все, что у него оставалось в Петербурге. На эти деньги он устроил свой дом и хозяйство в Диди Джихаиши на европейский манер. Создал сказочный сад с эндемными и экзотическими древесными породами, кустарниками и цветниками. Здесь в 1888-м у Олико и Нико родился сын Георгий Николадзе, будущий знаменитый ученый и спортсмен.

Через четыре году у них родилась дочь Тамар Николадзе, которая пошла по стопам матери, избрав профессию биолога. Вместе со своим братом Тамар была и прекрасной спортсменкой. Она преподавала в школах, а затем в вузах. Ее ученик по трудовой школе – Александр Сигуа, оставил теплое воспоминание о своем педагоге. Вот небольшой фрагмент: «…В 1908 году из Испании пароходом отец привез 15-летней девочке белого осла. Тамар по всей деревне Диди Джихаиши прославилась, как «замечательная амазонка». Около этого белого осла даже сфотографировались Акакий Церетели и Нико Николадзе». Тамар Николадзе была супругой академика Нико Мусхелишвили и у них родился сын Гурам. Умерла Тамар в расцвете творческих сил, в 1939 году.

В 1894-м Ольга открыла в Диди Джихаиши женскую гимназию и ввела политехнической обучение. Как специалист естествознания, она была заинтересована основательным изучением ученицами основ сельского хозяйства и знакомством с родной природой. Это была единственная женская гимназия в деревне во всей Российской империи. В гимназию Ольга привлекла лучших педагогов. При гимназии функционировал отдел шелкоткачества, для которого из Франции привозили коконы (грену) улучшенного белого шелкопряда. Здесь же обучали ковроткачеству, имея импортные станки.

В 1915 году по совету и при помощи Нико Николадзе в деревне была открыта начальная школа, попечителями которой были Ольга и ее дочь Русудан, которая привезла в Диди Джихаиши часть лаборатории Менделеева и разместила в школе.

Ольга Гурамишвили-Николадзе скончалась в 1940 году. Ее похоронили в Дидубийском пантеоне, а 10 сентября 1957 года грузинская общественность перезахоронила ее прах в Мтацминдском пантеоне, рядом с Нико Николадзе.


Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ