В “Кавказском доме”, в лучших традициях этого культурно-просветительского центра, всегда уделявшего особое внимание национальным диаспорам и землячествам, состоялся вечер, посвящённый жизни и творчеству Ярослава Гашека. Вечер был организован Чешским землячеством в Грузии “Злата Прага” и  приурочен к 130-летию со дня рождения и 90-летию со дня кончины классика чешской и мировой литературы. Вспомнить автора бессмертных “Похождений бравого солдата Швейка” собрались на улицу Галактиона, 20 проживающие в Грузии чехи, писатели, а также представители тбилисской общественности и национальных диаспор.

Президент землячества “Злата Прага” Гарольд Шмальцель представил  расширенный доклад о жизни и творчестве Гашека, который никак не рассчитан на объём газетной статьи. Поэтому путь один — рассказать о самом ярком и занимательном.

Начнём по схеме “только факты”: за свою 40-летнюю жизнь Гашек успел побывать анархистом и комиссаром Красной Армии, драматургом и фельетонистом, новеллистом, драматургом и, наконец, автором романа, получившего мировую известность.

Часть анекдотов появилась ещё при жизни Ярослава Гашека (и он сам активно распространял всяческие небылицы о себе). Но сохранилось и весьма большое количество документальной информации, как, например, полицейские протоколы, мемуары. Да, да, Ярослава Гашека не раз арестовывали, в том числе и за бродяжничество, он прослыл, и заслуженно, неисправимым выпивохой и убеждённым бузотёром и буяном. Впрочем, бузил Гашек с выдумкой, чему ж тут дивиться. Его современник Иржи Маген так и называет Гашека — бродягой и королём богемы.

Даже в его ранних рассказах встречаются такие перлы, как “древний ящер идиотозавр”.

Мальчишкой Гашек принимал самое активное участие в стычках с полицией и погромах немецких магазинов, даже когда в 1897 г. в Праге было введено чрезвычайное положение. Однажды полицейский патруль при обыске обнаружил у Ярослава в карманах камни и задержал для разбирательств. Уверения, что камни куплены для школьной коллекции минералов, были отвергнуты комиссаром полиции; он пригрозил, что ввиду чрезвычайного положения назавтра Ярослава расстреляют без всякого суда. Сохранилась записка 14-летнего юноши об этом дне: «Дорогая мамочка! Завтра меня к обеду не ждите, так как я буду расстрелян. Господину учителю Гаспергу скажите, что… полученные мною минералы находятся в полицейском управлении. Когда к нам придёт мой товарищ Войтишек Горнгоф, то скажите ему, что меня вели 24 конных полицейских. Когда будут мои похороны, ещё неизвестно». История с расстрелом окончилась благополучно благодаря другому комиссару, заступившему на утреннее дежурство. Но озорничать Гашек не переставал.

Однажды его даже отправили в сумасшедший дом. Прохожий, увидев, что Гашек стоит на мосту и пристально смотрит в воду, решил, что тот собирается покончить с собой. Подоспевшие полицейские задержали Ярослава и отправили в участок, где он представился Святым Яном Непомуцким, примерно 518 лет от роду. И этот эпизод из бурной биографии писателя также найдет своё отражение в “Похождениях Швейка”. Чего стоит одна только эта фраза: «В сумасшедшем доме каждый мог говорить все, что взбредет ему в голову, словно в парламенте».

Подробности отношений Гашека с женщинами опустим, приведем только одну фразу: «Она перевернула вверх дном всю квартиру, но понемногу ее энергия в устройстве гнездышка начала иссякать, и разгром постепенно прекратился».

Во время Первой мировой войны Гашек был призван в австрийскую армию, из которой дезертировал и сдался в плен русской армии. В 1918 году вступил в коммунистическую партию, служил в Красной Армии, был комиссаром Бугульмы. По возвращении в Чехию был объявлен предателем народа, но всё как-то обошлось, и в 1920 году Гашек начал публикацию романа «Похождения бравого солдата Швейка», который принес ему мировую славу. «Бравый солдат Швейк» был переведен на 58 языков мира.

Так-то. «Ничего не поделаешь, — серьезно ответил Швейк. — Меня за идиотизм освободили от военной службы. Особой комиссией я официально признан идиотом. Я — официальный идиот». Или: «… добрые, невинные глаза Швейка продолжали сиять мягкой теплотой, свидетельствовавшей о полном душевном равновесии: «Все, мол, в порядке, и ничего не случилось, а если что и случилось, то и это в порядке вещей, потому что всегда что-нибудь случается». «Беда, когда человек вдруг примется философствовать — это всегда пахнет белой горячкой».

Спасибо чешскому землячеству,  что на вечере вспомнили это и многие другие высказывания  Швейка. А также  подготовили экспозицию фотографий Ярослава Гашека, некоторых изданий его книг. Выступившие  гости и представители “Кавказского дома”  Ладислав Кирилл Дорица,  Михаил Берошвили, Нодар Комахидзе, подаривший землячеству  4-томник сочинений писателя, и другие, делились своими впечатлениями о творчестве Ярослава Гашека, о встречах с чешскими друзьями, о том, как поклонники Гашека  чтят живую память  любимого во всем мире писателя.


Владимир Саришвили