Буэнос-Айрес, Нью-Йорк и Тбилиси – три города, в которых живет и работает тридцатидвухлетний художник Леван Миндиашвили, чья первая персональная выставка на родине представлена в галерее «Ванда» на улице Чонкадзе.

Выпускник Тбилисской государственной академии художеств окончил магистратуру в центре мультимедийных искусств Национального университета искусства Аргентины в Буэнос-Айресе.С 2003 года он — постоянный участник международных арт-проектов,фестивалей и выставок в Грузии, Европе, Аргентине и США. Он занимается живописью, графикой, скульптурой, фотографией и мультимедийнымиинсталляциями.

На нынешней выставке Леван знакомит зрителей с небольшой частью своих многогранных творческих интересов – это около тридцати картин, литографий на шелке и инсталляция.

Французский поэт и знаток искусств Поль Валери однажды сказал, что живопись«позволяет увидеть вещи такими, какими были они однажды, когда на них глядели с любовью». Именно это ощущение остается от работ Левана Миндиашвили. На выставке представлено все, на что он смотрел с любовью. Это города, к которым он привязан, в чьих контурах он находит архитектурную и, наверно, не только архитектурную идентичность. В подтверждение этой мысли на одной из картин нарисован силуэт Нью-Йорка, а поверх нанесены очертания Буэнос-Айреса. Действительно, многие контуры совпали. «Это влияние глобализации в архитектуре, как факт современной реальности», — говорит Леван.

Приверженец концептуального искусства, он работает в смешанных жанрах.И для зрителястановится отдельной историей постижение, как художник достигает того или иного эффекта изображения. Например, меня привлек один из его тбилисских пейзажей. Никакой декоративности, «сувенирности» с балкончиками. Обычный дом, как выяснилось, по улице Пурцеладзе, мимо которого художник часто ходил. Однако незамысловатаякартина оставляет впечатление фрески. И я не ошиблась. Оказывается, художник работает в очень редкой сегодня технике фресковой живописи, совмещая ее с графикой и коллажем. Фантазия навела его на мысль наклеить на холст цветную географическую карту Тбилиси, а поверх нее прозрачную рисовую бумагу. На этой основе он и нарисовал пейзаж. Фресковая живопись прозрачна, графические элементы картины и карта местами просвечивают. В итоге получилось многомерное изображение и глубокая ностальгическая метафора, созданная человеком, живущим одновременно на трех континентах, и ощущающего себя гражданином мира.

Кстати, в юности Леван самостоятельно изучил технику фресковой живописи. Тогда ему казалось, что о вечных темах, например, о любви, надо говорить средствами, которые уже проверены вечностью. В дальнейшем именно эта манера письма привлекла к нему внимание специалистов в Буэноc-Айресе, а потом и в Нью-Йорке. Он талантливо сочетает ее с изобразительнымиприемами современного искусства.

Окончив Тбилисскую академию художеств, он создал “Студию фигуративного искусства”, в которую входили Вахтанг Ахалкацишвили, Ираклий Бугианишвили и Малхаз Даташвили.Впервые Леван выставляется в составе именно этой группы.

Попасть в Нью-Йорк, в столицу современного искусства, было мечтой молодого художника. И сейчас он «варится» в творческой атмосфере этого города, где работают его кумиры Метью Барни, Кики Смит, Маурицио Каттелан.

Еще один цикл, представленный в экспозиции, называется «Чурчули» («Шепот»). Это очень личные произведения разных жанров. Ключевое слово «шепот» повторяется на них как мантра на разных языках. Героя нет, о нем должны рассказать вещи, на которые он «глядел с любовью», и они были частью его мира в детстве, в юности, пока он не уехал из дома, а потом и по возвращении. Это кровать, простыни и одеяла, сохраняющие контуры тела хозяина, подушки, которые «считывали» самые сокровенные мысли. Их отголосками можно считать графические композиции, нанесенные художником на предметыметодом шелкографии. Старинные обои, изысканные бабушкины кружева – все это атмосфера, в которой рос герой.

На открытии выставки известный тбилисский коллекционер Александр Пирадов попросил у Левана автограф в виде одной из композиций с подушки. Речь шла об альбоме автографов, в котором Александр Богданович уже многие годы предлагает заполнить страничку особо понравившимся ему художникам. Кстати, Леван не подписывает свои работы, а ставит на них лого в стиле японской печати — дань увлечения японской культурой.

Кульминацией выставки стал перформанс, на котором была представлена инсталляция, – предметы и изделия, объединенные по замыслу автора в единую композицию. Перформанс же предполагает действо с обязательным участием живой модели. Ею стала художница Магда Гвелесиани. Она представляла идиллический образ детской мечты в белых воздушных одеждах, в которые облачил ее дизайнер Ута Бекая. В образе прекрасной феи из сказки она вышивала и музицировала на пианино. На стену, убранную простыней с автопортретом художника, проецировалось видео, демонстрирующее «декорации» его сегодняшней жизни. Это обстановка квартиры в Буэнос-Айресе, аэропорты, дороги, улицы Нью-Йорка в сопровождении реальных жестких звуков. Все изменилось в жизни героя, но память и привязанности не отпускают и «шепчут».

Зато энергично зовутхудожника в путь его партнеры и планы. В 2011 году Леван и Ута Бекая основали собственную арт-компанию с фирменным знаком UtaLevan. В качестве художественного консультанта Леван сотрудничает с галереей LeonidesArts в Нью-Йорке и работает сценографом в Medicine Show Theatre Ensemble. Впереди его ждут престижнаяарт-ярмарка ARMORYWEEK в Нью-Йорке и персональная выставка в Кельне.

 

Ирина  Габуния