Гия Марсагишвили – авторитет в искусствоведении. Его должность теперь называется «консерватор». Нет, вы не ослышались, но это означает «директор Государственного музея искусств Грузии». Приходится разъяснять, потому что в словарях «консерватор» —  член одноименной политической партии, а более в широком смысле – противник всего нового, прогрессивного. Ни то, ни другое к данному случаю не подходит.

Поэтому с консерватором Марсагишвили мы беседуем об уникальных полотнах, пополнивших фонд возглавляемого им музея. Это — не одно, не два, а целый десяток редких произведений живописи. Среди них только Пиросмани – 3 шедевра, оцененных экспертами шестизначной ценой в валюте. Стоимость остальных – немногим ниже. Их авторы – мастера кисти русской и западноевропейской художественных школ конца XIX — начала XX веков. Назвать их поименно необходимо – чтобы почитатели этих шедевров запомнили, что отныне местом их обитания станет Музей искусств Грузии.
«Раненый солдат» Пиросмани однажды уже побывал на комиссии Министерства культуры, тогда его владелец не пожелал проводить экспертизу полотна, следы которого затем были утеряны. Две другие очень интересные картины — «Наседка с цыплятами» и «Кахетинец с рогом» тоже были в частных коллекциях. Но, если об этих работах  великого самоучки искусствоведы были осведомлены, то нахождение в Грузии работ русских и западноевропейских мастеров было почти что открытием. Это — «Морской пейзаж с лодками на фоне гор» швейцарца Никколо Роллини, «Женский портрет на фоне Везувия» Ивана Фомина (русская школа второй половины XIX века), «Восточный базар» одного из основателей «Тифлисского общества изящных искусств» Рихарда-Карла Зоммера… А о «Площади Сан-Марко»  Сергея Иванова следует сказать особо. Это — копия с оригинала итальянца Джованни Каналетто, который хранится в Эрмитаже, но выполнена она на высочайшем уровне, что и делает эту редкую копию ценным приобретением музея. А вот авторы «Восточного села» и «Пейзажа с отарой овец» неизвестны. Подписи под ними – аббревиатура из четырех заглавных букв – «АННА».  Скорее всего, это —  название объединения (амкари) художников, члены которого выполняли заказ, датированный началом XIX века.  В музее нет полотен «амкарцев», так что это приобретение, возможно, позволит открыть новые имена талантливых мастеров. Тем более, если после реставрации удастся прочесть подписи. Это под силу только реставраторам, так как картины из загадочной «АННЫ» сильно повреждены – они выполнены на полотне, приклеенном на картон. Факт, который тоже не лишен интереса специалистов.
Вообще всем картинам, прежде, чем они справят новоселье в хранилищах музея, предстоит пройти довольно серьезный курс скрупулезного «лечения» в лабораториях реставраторов. Иначе они будут обречены на исчезновение – пребывание у частных владельцев, которые не могут обеспечить шедевры необходимым микроклиматом, довели их до крайне тяжелого состояния. На этот раз помощь подоспела вовремя  — благодаря таможенной службе, которая задержала шедевры на границе. Казалось бы, что общего между искусством и следственными органами? Однако, в последнее время именно они все чаще  оказываются в роли спасателей ценностей от бесследного исчезновения. И на этот раз были нарушения закона о продаже произведений искусства, находящихся в частной собственности. Владельцы обязаны согласовывать свое намерение о продаже с Министерством культуры или с Государственным музеем Грузии. А те или должны приобрести произведения искусства или же, отказавшись от него, разрешить владельцу продажу конкретному лицу с указанием его адреса. Но многие частные коллекционеры предпочитают обойти стороной государственные учреждения и сбыть «ценный товар» нелегальным путем. Хотя истинную стоимость того, что они продают, может определить только эксперт.  В результате, им приходится иметь дело с правоохранителями, и они чаще всего оказываются в убытке.
Так произошло и на этот раз. В прокуратуре оказались более   20-ти работ, которые конфискованы при пересечении границы у людей, не имеющих соответствующих документов на продажу произведений искусства. Сотрудники Музея искусств Грузии  приглашены для экспертной оценки состояния «задержанных» на таможне полотен. «Диагноз» специалистов свидетельствует о тяжелых формах микробиологических и, возможно, даже грибковых «заболеваний». «Десять полотен были отобраны и переданы на хранение музею, где к ним относятся с особой осторожностью – дабы инфекция не перешла на «здоровые» полотна, — сообщил Гия Марсагишвили. — При первом же знакомстве с ними их очистили спиртом, что на данном этапе достаточно. Но затем они, безусловно, потребуют основательного «лечения». Остальные полотна пока остаются в прокуратуре, но и их п
ередадут — возможно, другим городам и районным центрам страны. Там есть замечательные музеи со всеми условиями для содержания произведений изобразительного искусства, которые следует беречь для потомков».