Последний фаэтонщикВ XIX веке и начале ХХ в Тбилиси существовало несколько видов транспорта на лошадиной тяге. Их огульно, за исключением конки, называли фаэтонами. Но, конечно, они сильно разнились между собой по количеству запряженных лошадей, сидячих мест, по назначению, универсальности. Фаэтон отличался от всех остальных своих собратьев внешней изящностью.  Он добрался почти до всех уголков Грузии, куда доходила более-менее сносная дорога.

История также сохранила имена знаменитых извозчиков. Чтобы стать  хорошим извозчиком, мало было только искусно управлять лошадьми.  Знаменитыми в городском кругу  извозчиков делали также приличная наружность, умение поддержать  беседу, ухоженные лошади и щегольский  фаэтон.  На этот раз мы вспомним  легендарных Бахчо и Георгия – последних из могикан тбилисского извоза.

 

Тбилиси 30-40-ых годов

Вот как вспоминает писатель Нодар Эбралидзе извозчиков того периода: «Фаэтон, несмотря на его популярность, не был роскошью  и  не был  доступен для многих. Лично мне так и не удалось прокатиться по Тбилиси в фаэтоне. В наш «убан» — на Ярмарку (торговые ряды, где  впоследствии построили Колхозный рынок) стекались все трамвайные линии. Отсюда  трамвайные маршруты шли в Ваке, вокзал, стадион «Динамо», в Дидубе, Нахаловку, Ортачала, Авлабар, Сололаки, в Мтацминда, Вере, в Чугурети и на Кукиа. Во время войны, из-за отсутствия общественного транспорта, перевозчиками служили т.н. «линейки» и более дорогие фаэтоны (их маршрут заканчивался в Сабуртало, у «черного рынка», где сейчас находится Дворец спорта). Мой знакомый парень с Кукиа помогал знаменитому извозчику Бахчо. У него были лучшие кони, а  сам он был здоровым, атлетического телосложения, и очень походил на борцов, которые в то время выступали в цирке. С его фаэтоном меня связывает одно очень неприятное воспоминание. Смельчаки среди нас, мальчишек, часто запрыгивали на заднюю ось фаэтона. Опытные извозчики чувствовали, что сзади прицепился  незваный гость, и после предупредительного окрика «Сзади кнут!» раздавался свист кнута. Конец кнута точно попадал по плечам, груди или спине не успевавшего спрыгнуть сорванца.  Это было очень больно, хотя извозчики били не в полную силу —  щадили отчаянных мальчишек».

Как рассказывают, Бахчо в шестнадцать лет купил фаэтон и две лошади. Вскоре его имя знал весь бомонд Тбилиси. Его постоянными клиентами были Галактион Табидзе и Котэ Марджанишвили. У Бахчо был помощник, который следил за лошадьми, а жил он недалеко от Советской площади. Распорядок дня был таков: с утра до часу Бахчо занимался извозом, затем обедал, менял коней и продолжал работать до вечера. Потом частенько сажал к себе в фаэтон музыкантов, и вместе они кутили до поздней ночи. Учитывая его «конфигурацию»,  никто  и не пытался  с ним связываться и конфликтовать. О таких, как он, в то время говорили: «Любит дудуки, вино и женщин», правда, лошадей он любил больше всего на свете. В 1960 году в его жизни произошло два важных события – родился первый внук Зураб и в Тбилиси запретили лошадиный извоз. Он не мог жить без лошадей, ведь с 16 до 60-ти лет только этим и занимался, и решил уехать в свою деревню, недалеко от Каспи. Устроился на кирпичный завод в Метехи, но долго там не задержался.  Кончилось тем, что  сконструировал своими руками линейку: для тех, кто не знает, – деревянную платформу со скамейками,   и начал перевозить пассажиров из деревни в районный центр. Умер Бахчо в 1973 году.

 

Как лошадь жизнь спасла

Вторым могиканом тбилисского извоза был Георгий (Жора) Курдиани. Когда в городе запретили передвижение гужевого транспорта, он был вынужден устроиться в ресторан «Арагви», где играл на шарманке. В один обычный день в ресторане к нему подошли хорошо покутившие кутаисцы и сказали: «Дядя, вот тебе 25 рублей —  проведи нас до улицы». Во дворе последовало еще одно предложение – за 50 рублей залезь на дерево и там сыграй на шарманке (тогда в тбилисских кинотеатрах шел фильм Георгия Данелия «Не горюй!»). На это предложение Жора  снял шарманку с плеча и сказал: «Этот инструмент, ребята, стоит 5 тысяч рублей. Сами лезьте на дерево, сыграете —  подарю  вам шарманку», и выругался… Гости столицы догадались, что обидели пожилого человека, и попросили прощения. Еще бы, пока они говорили, вокруг собралось человек 100 «болельщиков» старого извозчика, человека, которого знал если не весь, то наверняка половина Тбилиси.

Еще в 1941 году Георгия Курдиани в первый раз пригласили сниматься в фильме «Кето и Котэ», после этого случая вплоть до 1980 года во всех грузинских картинах, где нужен был фаэтон, снимали легендарного извозчика.

В 50-е годы Георгий купил у одного русского генерала необыкновенную лошадь, которая танцевала под определенную мелодию. Впоследствии за эту лошадь в Телави ему давали американский военный джип Георгий наотрез отказался. И вот однажды,  он с семьей возвращался на фаэтоне в Тбилиси через Гомборский перевал, и под вечер все заснули. На одном крутом повороте фаэтон «вильнул хвостом» и должен был неминуемо упасть в пропасть, если бы не самая знаменитая лошадь, которая была веревкой привязана к фаэтону и плелась следом. Лошадь  встала на дыбы, стала ржать и удержала фаэтон от падения, тем самым спасла всю семью от неминуемой смерти.

Отец Георгия – Иагор тоже был знаменитым извозчиком, он так любил лошадей, что с рассветом первым делом  шел в конюшню и кормил  лошадей. Эта любовь перешла к его сыну и внукам. В их доме часто собирались на застолье Георгий Шавгулидзе, Васо Годзиашвили и Акакий Хорава. Умер Георгий в 1983 году.

 

Коба БРЕГВАДЗЕ